Далекое прошлое

4 февраля 1939 года явилось не только датой начала существования Пензенской области как самостоятельного российского региона, но и датой, ставшей началом многолетней деятельности Пензенского областного суда.

На самом деле, история правосудия на пензенской земле началась задолго до 1939 года. Весной 1663 года по Указу царя Алексея Михайловича служилые люди затеяли строить бревенчатую крепость на крутом берегу реки Суры, дабы защитить восточную окраину Московского государства от набегов кочевников. Городом-крепостью и стала Пенза. Между тем обнаружилась необходимость иметь в провинции крепкую власть и орган управления, который влиял бы на все население. Такой властью наделили воевод (местных правителей). Пензенские воеводы находились в ведении областного Приказа Казанского дворца, который выдавал каждому вновь назначенному правителю послушную грамоту, определявшую его основные полномочия: «во всех делех радеть и промышлять…, во всем великому государю искати прибыли». Назначались воеводы на непродолжительное время – один, два, иногда три года (в зависимости от величины города и грамотности самого воеводы). Поистине воеводы были правителями, в компетенцию которых входили самые разные сферы местного самоуправления: от раздачи денежного и хлебного жалованья до поимки воров и разбойников. Наряду с искоренением раскола, заботой об исполнении духовенством своих обязанностей, посещении прихожанами церкви, воеводы были и судьями, ведавшими гражданскими, а позже и уголовными делами. Однако не все гражданские и уголовные дела были правомочны разрешать местные правители: дела, превышающие их власть, отправлялись в Москву.

Местом жительства и местом управленческой деятельности правителя являлся воеводский двор, который строили, как правило, горожане и служилые люди. Двор пензенского воеводы, окруженный тыном без ворот, включал в себя несколько построек. Воеводская канцелярия, которая разделялась на повытья или столы, размещалась в приказной или съезжей избе. Возглавлял ее дьяк. Здесь хранились государевы грамоты и печать, приходные и расходные книги, росписи разных податей и сборов, а также сами сборы – государева казна. (макет крепости)

Воеводство было очень выгодно, поэтому многие стольники и дьяки желали «на воеводство покормиться».

Первым воеводой Пензы был Е.П.Лачинов, заступивший на воеводство сразу же по окончании строительства крепости в 1663 году. Опытный администратор и воитель, Елисей Протасьевич недаром дважды назначался воеводой Пензы: на срок 1663-1666 г. и в 1670 г. В течение четырех лет своего правления он добросовестно служил, исполняя и судебные дела. Огромная созидательная деятельность первого воеводы отражена в «Строельной книге г.Пензы». Обустраивая город и верша суд, Елисей Протасьевич не забывал и о набожности своих подопечных, построив деревянную Спасскую церковь. Но его жизнь и дела завершились трагически в 1670 году, когда его подопечные – служилые и посадские люди, отказавшись обороняться от разбойных отрядов сподвижников Степана Разина, открыли бунтовщикам ворота крепости, на которых и был повешен Лачинов.

Еще много славных фамилий продолжили список пензенских воевод, среди них были: и стольники, и стряпчие, и полковники, и статские советники. Одним из воевод города-крепости был предок маршала Советского Союза М.Н. Тухачевского – Гаврило Яковлевич Тухачевский.

19 мая 1719 года по указу Петра I Пенза вошла в состав Казанской губернии и стала центром провинции. Высшим административным органом в то время была провинциальная канцелярия, состоявшая из секретаря, трех канцеляристов, шести копиистов и двух сторожей. Во главе ее по-прежнему стояли воеводы. В 1775 году вместо провинций были созданы наместничества во главе с правителями, подчиненными генерал-губернатору (власть последнего распространялась на 2-3 наместничества, разделенных на уезды). В связи с этим в этом же году звание воевод упразднили, а канцелярии, состоящие при них, закрыли.

Историю пензенского воеводства завершил знаменитый своими победами в разгар пугачевщины Ефим Петрович Чемесов, назначенный в 1774 году воеводой Пензы по именному указу Екатерины II.

Таким образом, уже в 17 веке появились в Пензе первые ростки правосудия, со временем породившие отлаженную судебную систему нашего времени.

В 18 веке в Пензе установилась система сословных судов: для дворян – уездный и верхний земские суды; для горожан – городской и губернский магистраты; для свободных крестьян – нижняя и верхняя расправы.

В 1725 году в городе был открыт первый сословный суд - городовой магистрат, ведавший уголовными и гражданскими делами городских сословий Пензы. На службе в магистрате состояли бургомистр, 2 ратмана, особые служители. В 1792 году штат Пензенского магистрата расширился с появлением зауряд-секретаря, регистратора, 4 писцов, 6 рассыльщиков; в 1800 году - секретаря-протоколиста, повытчика (столоначальника) для производства дел, 3 приказных, архивариуса. Позже городовой магистрат превратился в сугубо судебный орган купечества и мещанства (магистраты, упраздненные судебной реформой 1864 года, просуществовали до 1866 года).

Наряду с городовым магистратом, в Пензе действовали городские ратуши - судебные установления, которые «ведали и городское управление в его целом». Сохранились журналы и протоколы ратуш, действовавших в Нижнем и Верхнем Ломовах, Керенске, Наровчате, Спасске и Чембаре. В них - дела и документы об учете податей, о торговле, пожарах, нанесении личных обид. Ратуши (обычно они располагались в двухэтажном здании с часовой башней) также были упразднены после 1864 года, а находившиеся у них дела переданы в уездные суды.

Появление в Пензе судов с необычными названиями: совестный и сиротский пришлось на 1775 год. Совестный суд рассматривал гражданские дела в порядке примирительной процедуры (такие дела рассматривались в течение дня без ведения бумаг), а также некоторые уголовные дела: о преступлениях малолетних и умалишенных; по жалобам на незаконное содержание в тюрьме. В состав суда входили назначаемый генерал-губернатором судья и шесть заседателей, избиравшихся по два человека от каждого сословия. При этом наличие у судьи таких качеств, как: «…способный, совестный, рассудительный, справедливый и беспорочный человек» - являлось необходимым.

Второй суд, оправдывая свое название, ведал «попечением» о малолетних сиротах, делами об имениях, оставшихся после смерти владельцев, делами вдов. В состав такого суда входили председатель – городской голова, два члена городского магистрата и городовой староста. Сиротский суд был ликвидирован лишь в 1917 году.

Правосудие продолжало развиваться, и 31 декабря 1780 года был создан Пензенский земский суд, просуществовавший до 1863 года. В зависимости от функций, которые он призван был осуществлять, его поделили на Верхний и Нижний земские суды.

Верхний являлся сословным учреждением для дворян, подразделялся на уголовный и гражданский департаменты, служил апелляционной инстанцией для низших судов: уездных, дворянских опек и нижних земских. Рассматривал дела о побегах и неповиновении крестьян, поджогах, убийствах, избиении крестьян помещиками, продаже ими имений. В его состав входили два председателя, назначаемые с утверждения Высочайшей власти Сенатом, и 10 заседателей, выбираемых местным дворянством на три года. При нем состояли также прокурор и два стряпчих. В 1796 году, уже при Павле I, его упразднили.

Состав нижнего земского суда отличался своей немногочисленностью: капитан-исправник и два или три заседателя, избираемые местным дворянством и государственными крестьянами. Они решали незначительные судебные дела, исполняли приговоры судебных органов. Переименованный в 1837 году просто в земский суд, он изменил и свою компетенцию: соблюдение царских законов, борьба с выступлениями, направленными против помещиков и властей, надзор за торговлей и осуществление наборов. После упразднения, в 1863 году, функции земского суда перешли к вновь образованным полицейским управлениям.

В том же, 1780 году, были образованы палата уголовного суда и палата гражданского суда – как высшие инстанции по соответствующим делам. Обе палаты не действовали с 1797 по 1801 год в связи с временным упразднением губернии и возобновили деятельность с 23 декабря 1801 года. С этого же года советником уголовной палаты стал Петр Михайлович Опочинин, сват знаменитого М.И.Голенищева-Кутузова. Состав обеих палат включал председателя, двух советников и двух асессоров. Судебная практика палаты уголовного суда в основном сводилась к рассмотрению тяжб между помещиками и крестьянами: о жестоком обращении помещиков с крепостными крестьянами, их выступлениях и захвате помещичьей земли, убийствах помещиков и управляющих имениями, уклонении крестьян от выплаты оброка и от рекрутства, самовольных отлучках с местожительства. Дела о порубках лесов, пожарах на фабриках, заводах и помещичьих усадьбах, фальшивомонетчиках и раскольниках - также разбирались в этой палате.

Палата гражданского суда рассматривала дела о размежевании земель, спорах между помещиками, опекунами и наследниками по поводу недвижимого имущества, об отделении господских земель от крестьянских.

В 1869 году оба учреждения были объединены.

Для решения уголовных и гражданских дел местного дворянства: о разделах имения, наследства, размежевании земель, спорных землях и долгах, взыскании штрафов за порубку леса, освобождении от крепостной зависимости, неповиновении и побегах крестьян, жестоком обращении с ними помещиков - в январе 1781 года в губернии стали создаваться уездные суды, упраздненные в 1869 году на основании судебной реформы.

В 1781-1797гг. в Пензе существовала Верхняя расправа – сословный суд для государственных крестьян и однодворцев. Состав и компетенция Верхней расправы соответствовали Верхнему земскому суду; она служила губернской апелляционной инстанцией для Нижних расправ (сословные суды первой инстанции, рассматривавшие уголовные и гражданские дела только государственных крестьян).

Оба сословных суда также не избежали упразднения.

12 декабря 1796 года была учреждена Пензенская губерния, в которую вошли Городищенский, Керенский, Краснослободский, Мокшанский, Наровчатский, Нижнеломовский, Пензенский, Саранский и Чембарский уезды. В связи с этим существовавшее в городе с 1775 года наместническое правление стало именоваться губернским, но продолжалось это недолго: 5 марта 1797 года губерния была упразднена, а ее территорию разделили между Нижнегородской, Саратовской, Симбирской и Тамбовской губерниями. Пенза стала уездным городом Саратовской губернии.

Всего несколько месяцев просуществовала и Пензенская палата суда, созданная на основании указа Сената «Об упразднении палат уголовных и гражданских судов» от 31 декабря 1796 года и закрытая в марте следующего года. Она рассматривала особо важные уголовные дела, а также дела о преступлениях по должности, об убийствах и нанесении телесных повреждений, побегах крестьян, заложенных помещиками имениях и землях.

В 1801 году произошла последняя большая «перекройка» административных границ империи, в результате которой в России было восстановлено пять губерний. Среди них, как говорилось в указе Правительствующего сената: «…Губернским городом надлежит быть Пензе». Это было второе рождение Пензенской губернии.

В историю Российского суда 1864 год вошел как начало преобразований судебной системы и судопроизводства. Однако известный публицист того времени М.Н.Катков считал, что эта судебная реформа по своей сути была не столько реформой, сколько созданием судебной власти, поскольку ранее суды в России были лишь придатком администрации.

Коренные преобразования в сфере судопроизводства связаны с именем Императора Александра II. В его Манифесте, обнародованном при вступлении на престол, как одно из главных желаний, было записано: «правда и милость да царствуют в судах».

А посему были провозглашены действующие и в наши дни принципы уголовного судопроизводства, такие как: презумпция невиновности, независимость суда, всеобщее равенство перед судом, состязательность, гласность, выборность судей и присяжных заседателей и другие. Принцип разделения властей предусматривал отделение судебной власти от исполнительной и законодательной. Для обеспечения единообразия в толковании и применении законов все суды перешли в ведение кассационного уголовного и гражданского департаментов Сената. Были отменены сословные суды, так долго существовавшие в России. Утверждая акты реформы, Александр II мыслил: «…водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего».

Утвержденные 20 ноября 1864 года новые судебные уставы предусматривали создание двух типов бессословных судов: мирового и окружного.

Мировой суд был низшей судебной инстанцией, призванной рассматривать малозначительные иски и дела о преступлениях, за которые предусматривались наказания в виде выговора, штрафа, самым строгим наказанием было заключение в тюрьму на один год. Апелляционной инстанцией для решений, вынесенных мировыми судьями, был съезд мировых судей, созывавшийся по мере необходимости. Мировые судьи избирались сроком на 3 года уездными земскими собраниями и утверждались Сенатом. Согласно реформе судья должен был быть не моложе 25 лет, иметь высшее или среднее образование или 3-летний стаж судебной практики, довольно высокий имущественный ценз.

В 1870 году губернской типографией был отпечатан сборник «Распределение судебных мировых участков по Пензенской губернии», который открывал список участковых мировых судей. Во главе первого участка был поставлен титулярный советник Яков Васильевич Сабуров. Территория его участка включала г.Пензу, село Терновку, а также села, деревни и сельца Валяевской, Загоскинской и Конной волостей. Четвертый мировой участок был поручен капитану Василию Николаевичу Загоскину, жившему в деревне Елизаветино. В 1873 году мировым судьей 2-го участка Городищенского округа в с.Нижний Шкафт (сейчас Никольского района) был избран П.И.Войноральский, известный революционер-народник, незадолго до этого освобожденный от полицейского надзора. Среди мировых судей были: надворные и титулярные советники, губернские и коллежские секретари, асессоры; отставные поручики и подпоручики, ротмистры, майоры, подполковники, полковники, инженеры, купцы, «действительные студенты», дворяне и мещане.

Дела, не подпадавшие под юрисдикцию мировых судов, рассматривались окружными судами, которые создавались на территории нескольких уездов с учетом численности населения и объема работ. Их члены и председатели назначались Императором по представлению министра юстиции. Открытие Пензенского окружного суда состоялось 6 июля 1871 года и явилось настоящим событием для горожан. Торжество проходило во вновь отделанном помещении здания присутственных мест, на котором присутствовали Преосвященный Григорий - Епископ Пензенский и Саранский, начальник губернии Н.Д.Селиверстов, должностные лица нового судебного состава и других ведомств, почетные и участковые мировые судьи, находившиеся в городе, многочисленная публика, в числе которой были и дамы.

На этот суд было возложено разбирательство основной массы уголовных и гражданских дел по первой инстанции. В состав окружного суда, помимо председателя и членов суда, был включен окружной прокурор, который имел несколько заместителей («товарищей»). В 1879-1887 гг. председателем окружного суда был действительный статский советник Д.П.Георгиевский, начавший свой путь от следователя и дослужившийся до председателя окружного суда, а окружным прокурором, осуществлявшим прокурорский надзор с 6 «товарищами», - коллежский советник С.Д.Онгирский. В составе Пензенского окружного суда были 19 судебных следователей, в том числе один - по особо важным делам. Для оформления юридических документов в суде была введена должность нотариуса.

Уголовные дела по первой инстанции подлежали рассмотрению с участием присяжных заседателей, которые избирались из местных жителей всех сословий. Для избрания присяжным заседателем были установлены цензы: возрастной (не моложе 25 и не старше 70 лет), достаточно высокий имущественный (для жителей «проживающих вне столиц» - не менее 200 руб.), что должно было явиться гарантией независимости присяжных при осуществлении правосудия; ценз оседлости и служебный ценз. Позже был введен образовательный ценз – умение читать по-русски. Следует заметить, что женщины не имели права участвовать в суде присяжных. Из 30 граждан, предварительно отобранных для слушания конкретного дела, только 12 должны были присутствовать в суде, разрешая вопросы: о действительности события, являющегося поводом для обвинения, и о виновности либо невиновности подсудимого. На основании обвинительного вердикта присяжных судья выносил приговор, определял меру наказания. Приговор, вынесенный с участием присяжных заседателей, не подлежал пересмотру.

С 1861 года в Пензе единицей сословного крестьянского управления стала волость, вместе с тем появились волостные суды или так называемые сельские или крестьянские. Они избирались по многоступенчатой системе на 3 года и рассматривали мелкие имущественные споры и дела о проступках членов сельских общин. Такие суды могли приговорить к штрафу, обязанности загладить вред, подвергнуть аресту до трех суток и наказанию розгами (порке). Их приговоры и решения проверялись верхними сельскими судами, состоявшими из председателей всех сельских судов, а контролировались мировыми судьями, земскими начальниками, уездными съездами, а также губернскими присутствиями.

12 июня 1889 года на основе указа Сената «О преобразовании местных крестьянских учреждений и судебной части в Империи» взамен выборных мировых судей учрежден институт Пензенских городских судей. Они имели широкие административные функции и подчинялись уездным съездам земских начальников. Должности городских судей были упразднены в 1917 году.

Введенный 19 августа 1906 года в России по инициативе П.А.Столыпина военно-полевой суд уже через 20 дней начал свою работу в Пензе. Получив второе неофициальное название «исключительного» или «чрезвычайного», суд действовал вне всяких норм существующего уголовного законодательства и юрисдикции на основе особого положения. Процедура судебного разбирательства этого суда была до крайности упрощенной и ускоренной. Судебная процедура проходила при закрытых дверях, приговор вступал в силу немедленно и приводился в исполнение в течение суток. Мера наказания, как правило, - смертная казнь через повешение или расстрел.

Примечательно то, что создатель военно-полевых судов - П.А.Столыпин принадлежал к именитому дворянскому роду, с конца ХVIII столетия связанного с Пензой и губернией. Крупный помещик, владелец 7,5 тысяч десятин земли, Петр Аркадьевич находился в родстве с М.Ю.Лермонтовым.

Судебная система, складывавшаяся в Пензе в течение многих десятилетий, была полностью разрушена после Октябрьского переворота 1917 года. Были без остатка упразднены, как «органы буржуазного господства», все виды царских судов и органы, с ними связанные: судебные следователи, прокуратура и адвокатура. Не стало окружных и мировых судов, судебных палат.

В районах, городах, волостях и уездах осуществление правосудия передавалось местным народным судам, действующим в составе судьи и двух народных заседателей, выбираемых из особых списков, которые составлялись местными органами власти. Новый суд отказался от апелляции – одной из форм обжалования судебного постановления (как по уголовному, так и по гражданскому праву). В 1918 году в Пензе было 6 участков народных судей. В уездах Пензенской губернии было образовано 83 участковых народных суда: в Пензенском уезде – 5; Нижне-Ломовском – 10; Мокшанском – 7; Наровчатском – 6; Чембарском – 12; Саранском – 9; Керенском - 7; Городищенском - 10; Краснослободском - 7; Инсарском - 10. Народный суд стал работать в Кузнецке и его уезде, который тогда принадлежал Саратовской губернии. Подсудность дел народных судов была весьма ограниченной. В судах рассматривались уголовные дела об убийствах, взяточничестве, гражданские дела об утверждении в правах наследства, признании трудового стажа, семейных разделах. По существу, они разрешали дела о незначительных правонарушениях и гражданские споры.

Размещались участки в здании, где находился окружной суд; в домах на улице Володарского и в районе Южного рынка. В Пензенском уезде они были созданы в Алферовке, Оленевке и других селах. Суды занимали бывшие помещичьи имения или здания тех, кто бежал от новой власти, покинул пределы губернии. Первыми народными судьями стали А.Збыковский, В.Москаленко, А.Петропавловский, другие большевики, беспартийные из числа рабочих и крестьян. Особенностью судейского корпуса Пензенской губернии был довольно высокий по сравнению с другими правоохранительными органами уровень образования судей: примерно половина народных судей города и Пензенского уезда в 1918-1923 гг. имела высшее или незаконченное высшее образование.

В октябре 1918 года был образован губернский совет народных судей, который стал контролирующим судебным органом и первой кассационной инстанцией для дел, решавшихся в народных судах.

30 ноября 1918 года ВЦИК принял Положение о едином народном суде РСФСР, который учреждался на всей территории Республики и должен был рассматривать все уголовные и гражданские дела. В новом документе законодательно закрепили принцип сменяемости судей и участие народных заседателей, порядок их избрания.

Однако новому судебному органу сразу пришлось столкнуться с серьезными препятствиями, затруднявшими его деятельность. Народные суды в первые месяцы после их создания не воспринимались местным населением в качестве властных государственных органов, призванных вершить правосудие. По воспоминаниям современников, «было не редкость, что публика сидела в камере в шапках, беседуя и расхаживая с большой непринужденностью; обвиняемые и свидетели отходили от стола и садились, не дожидаясь разрешения; на вопросы отвечали сидя, развалившись с сугубой непринужденностью, заложив руки в карманы; конвоиры из тюрем в ультимативной форме требовали заслушать их дело тотчас же, грозя тем, что увезут арестованного обратно». Зачастую суды игнорировались и органами власти и управления, что само по себе создавало невыносимую обстановку для судей. Но, несмотря на все трудности, народные суды Пензы продолжали функционировать, решая по мере возможности возложенные на них задачи.

С течением времени народный суд начинает пользоваться все большим доверием народа, о чем свидетельствует постоянное увеличение количества рассматриваемых гражданских дел.

Наряду с рассмотрением уголовных и гражданских дел, народные суды оказывали бесплатную юридическую помощь беднейшему населению. С целью повышения эффективности деятельности судов в Пензе и в уездах были созданы дежурные камеры для «рассмотрения маловажных, не требующих дальнейшего расследования дел»: пойман вор с поличным, его немедленно доставляют в камеру, где и выносят постановление о наказании.

Об интенсивности работы народных судов губернии тех лет свидетельствуют цифры: в месяц проводилось более трехсот заседаний. В производстве за второе полугодие 1919 г. находилось 23 943 дела.

Действовавший в Пензе в годы гражданской войны Губернский ревтрибунал в основном рассматривал дела по обвинению в «сопротивлении власти и преступлениях против нее»; должностные преступления; дела о спекуляции; дела, связанные с сухим законом: самогоноварение и пьянство. В военные годы в Пензенской губернии особенно остро стояла проблема дезертирства. Пенза была крупным железнодорожным узлом, а в лесных массивах губернии было легко скрыться. В связи с этим дезертиров стекалось в губернию огромное множество: с февраля 1919 г. по январь 1920 г. было задержано 32 160 человек, предано суду революционного трибунала – 1840 человек, расстреляно по приговору 180 человек. С окончанием гражданской войны дела по обвинению в дезертирстве передали в народные суды.

Массовый характер приобрели дела о мелких хищениях с предприятий, которые входили в компетенцию товарищеских судов. Следует отметить, что эти суды не входили в судебную систему.

После принятия 11 ноября 1922 года «Положения о судоустройстве РСФСР» 1 января 1923 года в Пензе был образован губернский суд. В качестве следственного материала в него были переданы уголовные дела ликвидированного в том же году совета народных судей. Этот орган правосудия стал осуществлять руководство судебно-следственными учреждениями и нотариальными конторами, контролировал их деятельность. Наряду с рассмотрением уголовных и гражданских дел по существу, губернский суд являлся кассационной инстанцией для 75 народных судов. В штате губсуда насчитывалось всего 14 человек, которых возглавил М.Н.Корчин. Прошедший через царские тюрьмы и ссылку, он в 1910 году был приговорен за революционную пропаганду к смертной казни через повешение, которую заменили бессрочной каторгой. С 1918 года Михаил Николаевич служил в ЧК, в Ревтрибунале 10-й армии, откуда и получил назначение в Пензу. Его заместителем был латышский большевик, участник гражданской войны А.М.Круминь.

Сохранились сведения о деятельности губсуда за 1923 год.

За преступления против порядка управления были осуждены 192 человека, за должностные преступления – 160, преступления против жизни – 128, имущественные – 98, за хищения – 20, за контрреволюционные преступления – 8. Из дел, рассмотренных народными судами, первое место (9205) занимали дела о тайном винокурении (самогон), второе – о порубках леса (8600). Для разгрузки «самогонных» дел в уезды посылались даже члены губсуда и запасные судьи. Печать призывала и впредь «продолжать самую энергичную и беспощадную борьбу» с изготовлением этого зелья.

Нехватка квалифицированных кадров была общей для всех правоохранительных органов Пензенской губернии того времени. С июня 1924 года Губернский суд постоянно организовывал краткосрочные двухмесячные курсы. В первый раз на курсы было набрано 35 человек, правда, закончили их только 24 слушателя, но это расценивалось как большой успех. Наблюдалась высокая загруженность судов. Существовал даже минимум разбора дел – 120 дел в месяц, что влияло на качество рассмотрения дел в суде.

1 сентября 1928 года Пензенский губернский суд был упразднен.

16 июля 1928 года Пензенская губерния переименована в Пензенский округ, который и вошел в состав Средне-Волжской области с центром в Самаре. Часть территории отошла в Кузнецкий, Сызранский и Мордовский округа. Новообразованный округ с центром в Пензе состоял из 14 районов: Анучинского, Башмаковского, Голицынского, Иссинского, Каменского, Керенского, Кучко-Еланского, Лунинского, Мокшанского, Нижнеломовского, Пачелмского, Пензенского, Поимского, Чембарского и почти охватывал пределы современной Пензенской области. Еще через месяц были образованы Пензенский и Кузнецкий окружные суды. Просуществовали они недолго и были ликвидированы в августе 1930 года.

В 30-е годы существенные изменения коснулись уголовного процесса и уголовного права.

1932 год страна запомнила надолго: была введена смертная казнь, а при смягчающих обстоятельствах – лишение свободы на срок не ниже 10 лет, в каждом случае с конфискацией всего имущества «за кражу и расхищение колхозной и кооперативной собственности», согласно закону от 7 августа того же года. Были осуждены даже те, кто собирал на убранном колхозном поле оброненные колоски. Покушавшиеся на общественную собственность объявлялись врагами народа. К 1933 году по этому закону были осуждены 54645 человек, из них – 2110 приговорены к расстрелу.

Уголовная ответственность, причем с применением всех мер уголовного наказания, в том числе и расстрела, была установлена и для несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста. Это было последствием участившихся тяжких преступлений против личности, совершенных подростками.

В связи с предоставлением в 1936 году органам НКВД «чрезвычайных полномочий» волна репрессий, охватившая всю страну, докатилась и до Пензы. Разгром «врагов народа» здесь осуществлялся внесудебными «тройками» управлений НКВД по Саратовской, Куйбышевской и Тамбовской областям. Участвовали в них районные отделы, спецколлегии, особые отделы.

Так, спецколлегией Тамбовского областного суда было предъявлено обвинение по статье 58 («Вредительство», «участие в контрреволюционной организации») бывшим работникам Пензенского городского земельного отдела. «Вредительская работа» заключалась в снижении урожайности, уничтожении поголовья скота, «в создании у колхозников настроения против мероприятий партии и советского правительства». Еще до начала процесса «Рабочая Пенза» писала: «Враги разоблачены. Трудящиеся требуют раздавить эту мерзкую гадину. И суд сумеет выполнить волю народа…».

Судебное разбирательство продолжалось в течение четырех дней, после чего в отношении всех 25 подсудимых был вынесен приговор. Пятеро из них были приговорены к высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией лично им принадлежавшего имущества.

В Пензенской области по решениям внесудебных органов, приговорам судов и военных трибуналов к уголовной ответственности необоснованно были привлечены и осуждены 24 тысячи граждан.

Создание и развитие областного суда

4 февраля 1939 года Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И.Калинин и секретарь Президиума А.Ф.Горкин подписали Указ «О разделении Тамбовской области на Пензенскую и Тамбовскую области».

С этого географического разделения и начинается история Пензенского областного суда, новый этап в развитии пензенского судоустройства.

Первую книгу приказов вновь создаваемого областного суда открывает запись от 17 марта 1939 года, бывший член Тамбовского областного суда А.Н.Филоненко сообщает: «согласно предписанию отдела кадров НКЮ (Наркомата юстиции) РСФСР от 8 марта прибыл из Тамбова в Пензу для организации работ Пензенского областного суда и вступил в исполнение своих обязанностей».

Андрей Никанорович родился 17 августа 1905 года в селе Ольшанка, сейчас Льговского района Курской области, учился в сельской начальной школе и двухклассном училище. Этого было достаточно, чтобы грамотного 14-летнего паренька взяли переписчиком в народный суд. Затем он работал там делопроизводителем и помощником секретаря, а в 1929-1930 годах назначался народным судьей и следователем прокуратуры в селе Велико-Михайловское. А.Н.Филоненко занимал пост судьи в городе Короча, ныне Белгородской области, в тамбовском городе Рассказове, с декабря 1937 года по март 1939-го состоял членом областного суда в Тамбове, откуда его и перевели в Пензу.

Не имея юридического образования, но приобретя большой «карательный» опыт, как указывалось в его политико-деловой характеристике, 34-летний председатель ревностно принялся за организацию вверенного ему суда. Многие вновь назначенные члены областного суда сразу же зарекомендовали себя как грамотные судьи, а некоторые долго в Пензе не задерживались, освобождались от должности, как «не соответствующие своему назначению» или «не избранные сессией областного Совета депутатов трудящихся».

Определенные трудности пришлось претерпеть Андрею Никаноровичу, занимаясь укомплектованием аппарата суда. Последние увольнялись «из-за неграмотности», как «не прошедшие аттестацию наркома юстиции РСФСР». В соответствии с приказом представителя НКЮ по Пензенской области укомплектование штата облсуда происходило и за счет работников нарсудов города.

И все же состав суда, начиная от судей и заканчивая вахтерами, был сформирован.

В апреле 1939 года членом областного суда стал В.С.Архипов, бывший народный судья 1-го участка Кузнецкого района. Василий Семенович входил в состав судебной коллегии по уголовным делам, исполняя обязанности заместителя председателя суда. Уже через месяц на должность заместителя председателя был назначен В.М.Казьмищев. Вскоре членами облсуда стали Д.А.Бойков, А.И.Колотушкин, В.Н.Смирнов, И.М.Колесников.

Члены областного суда прикреплялись к участкам народных судов «для руководства и оказания практической помощи, а также доклада дел в коллегиях этих судов…» - было записано в одном из приказов за подписью Филоненко. Поэтому в те годы судьи облсуда много времени проводили в командировках, практиковались выездные сессии в народные суды для рассмотрения дел.

Имевшие место среди работников суда нарушения трудовой дисциплины, срыв судебного заседания, волокита по исполнению решений нарсудов, самовольный уход с работы, прогулы приводили к их увольнению, а порой и отдаче под суд. За совершенный прогул суд приговаривал к отбыванию наказания по месту работы на определенный срок (несколько месяцев) и с вычетом 20-25% из зарплаты. Согласно приговору бухгалтер облсуда производил удержание и удержанные суммы перечислял ОИТК УНКВД по Пензенской области.

На 1 ноября 1940 года в коллегии по уголовным делам облсуда скопилось 820 дел, не рассмотренных по жалобам и протестам. Не отправлено в народные суды свыше 500 рассмотренных дел. В приказе отмечалось, что такая задержка совершенно недопустима и предлагалось провести «разгрузку», «уплотнить рабочий день и не считаться со временем в интересах дела».

15 февраля 1941 года приказом по облсуду для работы в судебной коллегии по уголовным делам были зачислены члены суда: В.С.Архипов (председатель), И.М.Колесников, А.И.Колотушкин, С.И.Рожин и И.М.Елисеев. Д.И.Бойков, Н.Т.Пономарева, Л.И.Гуревич и Р.И.Ковзун вошли в коллегию по гражданским делам.

Большое внимание первый председатель облсуда уделял «культурному содержанию здания», в котором на тот момент располагалось пять участков и которое, на его взгляд, находилось в крайне неряшливом состоянии. Им же были организованы своего рода курсы повышения квалификации работников. Два раза в неделю по 3 академических часа проводились занятия по русскому языку, математике в объеме средней школы, государственному советскому праву, уголовному и гражданскому процессам. Ведь народ доверяет вершить суд не только самым честным и справедливым, но и грамотным судьям.

Однако реализации идей и замыслов молодого председателя помешало военное лихолетье. Областной, народные суды, как и вся страна, перешли на военное положение. Уже 23 июня 1941 года был мобилизован в РККА заместитель председателя В.М.Казьмищев. В июле получили мобилизационные предписания и ушли на фронт И.М.Колесников, А.И.Колотушкин.

Тяжелым испытанием для областного суда явились военные годы. В связи с призывом целого ряда сотрудников и «уменьшением объема работ» в облсуде произошло сокращение штата. Не хватало бумаги, ручек. Копировальную бумагу, согласно приказу председателя, хранили в несгораемом шкафе; выдавали по ведомости, использованную копировку сжигали, о чем требовалось составление акта.

В октябре был отозван с должности председателя областного суда и сам Филоненко, как выбывший по призыву РККА. Текст его последнего приказа краток и лаконичен: «В связи с выбытием меня и заместителя тов. Архипова В.С. в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию бухгалтерии произвести расчет…». []

1 декабря 1941 года к обязанностям председателя Пензенского областного суда приступил Н.К.Гавин.

Биография Н.К.Гавина началась в деревне с необычным названием - Сырой-Лес Гдовского уезда Петербургской губернии, где он родился 6 декабря 1899 года. Николай Кириллович окончил сельскую школу, трудился чернорабочим в Петрограде, служил в разных частях Красной Армии. После окончания в 1928 году вечерних юридических курсов, он в течение 10 лет работал народным судьей в Ленинграде, затем его перевели в Верховный Суд РСФСР, откуда и послали в Пензу.

Уже на 9-й день работы Гавин просил довести до сведения всех работников суда содержание его приказа о системе учета их рабочего времени. Согласно ему все сотрудники облсуда, за исключением заместителей председателя, «об явке на работу и об уходе должны расписываться в журнале».

Слово «война» прочно вошло в приказы, которые подписывал в 1942 году Николай Кириллович. Особенно жестко исполняли Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года о переходе на 8-часовой рабочий день и семидневную рабочую неделю. Шло ужесточение законодательства, прогул карался заключением, запрещался переход с одной работы на другую. Это касалось и работников суда, о чем свидетельствует выдержка из приказа: «за преждевременный уход с работы за 5 минут до звонка и за не роспись в журнале – выговор с занесением в личное дело. Приказ объявить всем сотрудникам суда».

Вместе с населением города коллектив суда ездил по мобилизации на сельхозработы, участвовал в «работах оборонного значения». Продолжался и призыв в ряды РККА.

Штат областного суда в 1942 году был немногочисленным, вакантными оказались должности: заместителя председателя по гражданским делам, 2 должности членов судебной коллегии по гражданским делам, в состав которой на тот момент входили член суда Н.Т.Пономарева, секретарь коллегии и два секретаря судебного заседания. При таком положении график назначения дел по второй инстанции не выполнялся, дела рассматривались с большим опозданием. Гражданские дела лежали без движения в канцелярии.

В суде было установлено обязательное дежурство сотрудников облсуда и адвокатов в период между рабочим временем. Несвоевременный выход на дежурство или уход с него раньше положенного срока расценивался как прогул со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В целях лучшей организации работы судебных коллегий по уголовным и гражданским делам и руководства работой нарсудов области все районы области по рассмотрению дел были разбиты на 5 зон. К каждой из зон был прикреплен член областного суда, который был обязан знать всех нарсудей курируемой зоны, оказывать им практическую помощь в устранении недостатков их работы, вплоть до написания частных определений по конкретным делам, а также посредством товарищеских писем или живой связи.

На основании приказа Наркома юстиции РСФСР 28 июня 1943 года Гавин, сдав все дела и имущество вновь назначенному председателю облсуда, был отозван на должность члена Верховного Суда РСФСР. Вновь назначенным председателем был начальник Управления Наркомата юстиции при Кировском областном Совете депутатов трудящихся Н.М.Кайваничев.

Родился Николай Михайлович 12 мая 1909 года в Петербурге, вместе с семьей жил в городе Лодейное поле, сейчас Ленинградской области, там окончил школу ФЗО (фабрично-заводского обучения), работал слесарем, затем, по направлению, в органах прокуратуры. В 1939 году закончил заочно юридический институт. В деле, оформленном в 1943 году, есть документ, где сказано, что Н.М.Кайваничев «длительное время работал в органах прокуратуры и суда на руководящей работе и отдавал все свои силы и знания делу борьбы с преступниками и врагами».

В соответствии с одним из первых приказов Кайваничева были укомплектованы составы судебных коллегий облсуда. Возглавил коллегию по уголовным делам для рассмотрения кассационных жалоб и протестов И.И.Музалев (заместитель председателя), в ее состав вошли: С.С.Харитонов, Е.М.Акимова, А.И.Колотушкин, Х.Е.Царева. Для рассмотрения уголовных дел по I инстанции выделены: И.В.Смольянинов, И.М.Елисеев и И.Ф.Бельский. В судебную коллегию по гражданским делам были назначены: С.И.Лебедев (председатель), П.И.Немилостивый и М.Т.Кочеткова. Председатель потребовал «разгрузки облсуда от старых дел, не рассмотренных по первой инстанции в течение длительного времени». Члены суда предупреждались лично под расписку, что «дела должны быть рассмотрены по существу при любых обстоятельствах, не нарушая при этом требований закона». На виновных, чья небрежность или бездействие приводили к срыву слушания дела, налагалось дисциплинарное взыскание.

Многочисленные мобилизации в действующую армию сотрудников правоохранительных органов сказались на увеличении числа уголовных преступлений, связанных с бандитизмом, грабежами и разбоями.

В июне 1943 года областной суд рассмотрел дело вооруженной группы по обвинению в бандитизме. Преступная группа, во главе с матерым грабителем и убийцей И.И.Гунько, в течение трех месяцев орудовала в Пензе. Ими было совершено ряд крупных и мелких краж, ограблены: склад ОРСа (отдела рабочего снабжения) часового завода, кладовая школы ФЗО № 9, столовая госпиталя.

Преступники были задержаны и преданы суду. Двое из них были приговорены к расстрелу, другие, в том числе двое несовершеннолетних, получили по 10 лет лишения свободы. При их задержании погиб старший лейтенант милиции, бывший начальник отделения уголовного розыска области К.И.Злобин. В целях увековечения его памяти улица города – Городищенская - была переименована в улицу Злобина.

По законам военного времени судили и расхитителей хлеба. В сентябре 1944 года коллегия облсуда рассмотрела дело по обвинению группы колхозников села Мертовщина (сейчас Сосновка) Бессоновского района в систематическом расхищении хлеба. По предварительному сговору ими было похищено 728 килограммов зерна, причем один из них украл 170 килограммов. Судебная коллегия на основании закона об охране общественной (социалистической) собственности приговорила начальника охраны колхоза А.А.Живаева к высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией личного имущества. Еще двое расхитителей получили по 10 лет лишения свободы, с последующим поражением в правах на 3 года.

В уголовное законодательство в период Великой Отечественной войны были введены новые составы преступлений, а его характерной чертой стало ужесточение уголовных наказаний. Наиболее жестко каралось дезертирство, которое с первых дней войны приобрело распространенный характер. Дезертирство серьезно осложняло криминогенную обстановку, поскольку часть дезертиров становилась на путь бандитизма и совершения других тяжких преступлений. В связи с этим в 1942 году Государственный Комитет Обороны принял специальное постановление, которое установило ответственность для дезертиров, занимавшихся бандитизмом или повстанческой деятельностью. Они преследовались как изменники Родины, в отношении них допускалось заочное рассмотрение дел и вынесение приговоров.

Отзвучали раскаты военного времени, страна медленно привыкала к мирной жизни. В первые послевоенные годы происходила перестройка судебного аппарата применительно к условиям мирного времени.

Личный состав облсуда опять менялся, и вновь производилось переукомплектование коллегий, распределение участков народных судов между членами суда. В первый послевоенный год, с разницей в полгода, членами облсуда были зачислены: М.А.Родченко, уже имевшая опыт работы в органах прокуратуры и народным судьей; только что окончившая Казанский юридический институт З.Г.Носова; а через год в штат облсуда вошла А.М.Цветкова, народный судья сначала Иссинского района, затем Южного и Северного районов Пензы.

Областному суду, впрочем, как и всей стране в те трудные годы, не хватало грамотных, знающих свое дело специалистов. В первой же характеристике, выданной в облсуде, отмечалось, что М.А.Родченко «обладает достаточно высоким образованием, инициативна, быстро ориентируется в материалах дела». Только в 1947 году ею были изучены 1 113 уголовных и 20 гражданских дел.

И в 1947 году продолжали возвращаться судьи – фронтовики. Народный судья Пачелмского района Иван Герасимович Волчихин был призван в Красную Армию в самом начале войны. Будучи председателем Военного трибунала 336-й стрелковой дивизии, за годы войны он прошел территорию Польши, Германии и Чехославакии, заслужив орден Красной Звезды и орден Отечественной войны I степени. Прозвучавший в мае 1945 года Салют в честь Победы стал для фронтовиков символом окончания войны и долгожданной встречи с домом. Однако для Ивана Герасимовича эта встреча была отсрочена еще на два года: по долгу службы он был направлен в Среднюю Азию, откуда и вернулся в родной Сурский край лишь в мае 1947 года. В том же месяце он был избран народным судьей сначала Лунинского, затем – Николо-Пестровского (ныне Никольского) районов.

Переходом к мирному строительству были обусловлены и принятые изменения в мерах наказания за совершение преступления. 26 мая 1947 года Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «Об отмене смертной казни». Она была заменена заключением в исправительно-трудовой лагерь сроком на 25 лет, однако уже в январе 1950 года в Указ было внесено частичное изменение – смертная казнь восстанавливалась в отношении лиц, виновных в измене родине, шпионаже и совершении диверсий. А еще через четыре года, в 1954 году, Указом Президиума Верховного Совета СССР было допущено применение смертной казни в отношении лиц, совершивших умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества», изданный 4 июня 1947 года, определил суровую меру наказания за хищение государственного и общественного имущества. Вспоминая этот указ уже в наши дни, ветеран судебной системы Николай Семенович Турецков скажет: «Этот указ сейчас мало кто помнит. А тогда это был судьбоносный документ. Хищение личной собственности наказывалось сроком от 5 до 20 лет лишения свободы; государственной – от 8 до 25. В народе тогда говорили: «За три колоска в Сибирь». И одно из первых дел, которое пришлось рассматривать, подпадало как раз под этот указ. У женщины обнаружили около тонны зерна, которое она тайком приносила с поля. Преступление явное. Только вот женщина эта – мать пятерых детей, а муж – инвалид-фронтовик. До сих пор помню, как приговор читал. Дошел до слов «суд постановил», и комок в горле.… Дали женщине восемь лет, чтобы спасти от 25».

Предусматривалась ответственность и за недонесение в случае хищения государственного или общественного имущества, а также в случае совершения разбоя. Недонесение каралось лишением свободы.

Далеким отголоском войны явилось в 1947 году дело по обвинению 49 граждан, которые организовали «стойкую преступную группу для массового расхищения продовольственных и промышленных товаров, предназначенных для снабжения населения Кузнецка». В течение 20 дней в Кузнецке проходила выездная сессия судебной коллегии по уголовным делам областного суда. В открытом заседании, проходившем с участием народных заседателей, прокурора и защиты в лице 11 адвокатов, председательствовал Н.М.Кайваничев. Хищения, совершаемые в течение нескольких лет, начались еще во время войны: путем приписок в фондовых ордерах, выдаваемых районным контрольно-учетным бюро. Поступающие туда наклеенные на карты талоны продовольственных карточек не гасились, а часть их при сжигании похищалась и по договоренности с работниками торговых точек, входящих в группу, вторично отоваривались. Так создавались резервы продуктов, которые разворовывались. В торговле района царила обстановка полной бесконтрольности, семейственности и круговой поруки, шло сращивание руководства с низовым торговым аппаратом, систематическое самоснабжение работников, подкуп лиц, имеющих отношение к системе городского отдела торговли. Только в 1946 году преступниками было похищено около 66 тонн хлеба, более 18 тонн сахара, по 10 с лишним тонн мяса и жиров, 2 750 килограммов крупы, всего же на сумму 5 миллионов 568 тысяч 145 рублей.

Организаторы воровской группы были приговорены к 25 годам заключения в исправительно-трудовом лагере с конфискацией имущества. Конфискация ожидала и тех, кто был осужден на 10 лет. В приговоре стояли сроки – 7,5 лет, 3 и 4 года, год и 6 месяцев условно. 8 подсудимых были оправданы. Коллегия решила «взыскать с осужденных за солидарной ответственностью деньги за причиненный материальный ущерб».

7 апреля 1948 года к исполнению обязанностей приступил новый председатель Ф.М.Тарасов.

Родился Федор Максимович в 1913 году, в 1940-ом окончил Казанский юридический институт и был избран народным судьей 2-го участка Ленинского района Казани, затем, с 1942 года до отъезда в Пензу занимал должность члена и заместителя председателя Верховного суда ТАССР (ныне Республика Татарстан).

Подбор и расстановку кадров, организацию повышения их квалификации, ведение приказов новый председатель облсуда возложил на только что получившего диплом юриста, участника Великой Отечественной войны Ивана Дмитриевича Ермишина. Являясь членом судебной коллегии по уголовным делам, он занимался также обобщением судебной практики по борьбе с растратами и хищениями социалистической собственности.

Год 1949 был ознаменован выборами народных судов в Пензенской области. Выборы были назначены на 30 января. Для проведения кампании в области было создано 68 округов. В списках кандидатов в народные заседатели значилось 4598 фамилий, среди них 1970 женщин. Около половины заседателей были членами и кандидатами в члены ВКП(б). 2 782 человека имели ордена и медали Советского Союза. В итоге выборной кампании в области было избрано 68 народных судей, в их числе были 47 мужчин и 21 женщина. Заместителем министра юстиции РСФСР П.Кузнецовым на страницах газеты «Сталинское знамя» отмечалось, «в выборах приняли участие 99,94 процента избирателей, что явилось победой блока коммунистов и беспартийных». Им же были поставлены задачи народного суда, который «обязан в установленные сроки рассматривать дела в отношении лиц, совершивших прогул, опоздание без уважительной причины или самовольно ушедших с предприятия, и способствовать укреплению трудовой дисциплины, воспитанию трудящихся в духе коммунистического отношения к труду», что соответствовало эпохе.

Выборы народных судов состоялись, но на деле повседневная работа судов области проходила в сложной обстановке. Об этом свидетельствуют воспоминания современников.

(Из воспоминаний ветерана судебной системы Н.С.Турецкова)

«После 3-х семестров обучения в Куйбышевской юридической школе мне предложили участвовать в выборах на должность народного судьи Головинщенского суда. В районах катастрофически не хватало судей, поэтому мне, только начинающему юристу, пришлось одновременно вершить правосудие и продолжать учебу, - рассказывает старейший работник судебной системы области Н.С.Турецков. - Тогда у меня не было достаточного опыта, знания еще не успел получить. Проконсультироваться не с кем. У прокурора и адвоката района была такая же ситуация. Приходилось вариться в собственном соку. Трудно работать, тем более моя предшественница, зная, что ее не выберут судьей, работала спустя рукава. После нее остался мешок гражданских дел о недопоставках сельхозпродуктов: мяса, молока, яиц и др. Сидел допоздна. Разбирался в хитросплетениях дел. Получалось: приехавший как-то с проверкой консультант из управления юстиции посмотрел решения и приговоры - грубых нарушений не обнаружил.

Памятно уголовное дело о хищении пшеницы. В период уборки урожая заведующий свинофермой села Вирга, имея в своем распоряжении лошадь и упряжь, вывез с поля колхоза около 300 килограммов зерна, якобы для фермы. Суд назначили в сельском клубе в 22 часа, специально в то время, когда сельчане придут домой, управятся по хозяйству и смогут присутствовать на показательном процессе.

В совещательной комнате разгорелись жаркие дебаты, какой приговор вынести. Один из народных заседателей, явно заинтересованный в исходе дела, предлагал назначить подсудимому условное наказание. По кодексу за такое деяние предусматривалось наказание от 8 до 25 лет лишения свободы. Заседание закончилось в 4 часа утра. Суд приговорил преступника к 8 годам лишения свободы.

С тех пор, - говорит Николай Семенович, - я брал в народные заседатели человека, которого хорошо знал и был уверен в его порядочности.

С народными заседателями действительно тогда были проблемы. Подбирались они без учета способностей принимать участие в осуществлении правосудия. Нередко были случаи срыва заседаний из-за неявки их в суд. Участие заседателей при рассмотрении дел в суде мало оказывало влияние на стабильность приговоров и решений. Вся ответственность, конечно же, лежала на судьях».

20 августа 1952 года новым председателем суда стал заместитель председателя по уголовным делам В.Д.Кулясов, годом раньше переведенный в областной суд из Нижнего Ломова. Но уже через четыре года, 19 октября 1956 года, к обязанностям председателя областного суда вновь приступил Ф.М.Тарасов, а его первым заместителем стал Кулясов. Появление народных судов породило возникновение нового участка в структуре облсуда: ревизионной работы народных судов, рассмотрения жалоб на их деятельность. Эта ответственная работа и была возложена на Владимира Дмитриевича Кулясова. Помимо этого, он занимался составлением статистических отчетов, хозяйственными вопросами облсуда, а также обеспечением документацией районных судей. В 1987 году Владимир Дмитриевич вышел в отставку, больше полувека посвятив судебной деятельности. Его по праву называют ветераном судебной системы.

Судья – наставник!

Еще в 10 лет, будучи совсем мальчишкой, Владимир Кулясов был уверен, что станет судьей. На школьных переменках бегал в суд на заседания. Интересно дела послушать и узнать, как они разрешатся. У парня был талант сглаживать любые конфликты, разрешать споры. К рассудительному подростку обращались даже взрослые.

Уже в 14 лет Владимир Кулясов работал секретарем сельского совета, помогал исчислять налоги. Средней школы в родном селе Усыскино Мордовской АССР не было. Ученикам приходилось ходить за 7 км. Огромная тяга к знаниям отличала сына простого крестьянина от сверстников.

Несмотря на то, что с детства Владимир Кулясов хотел быть судьей, первое его образование было далеко не юридическое. «Сразу после школы поступить в институт я не мог. Времена были другие. У меня было два пути: либо остаться в селе - заниматься сельским хозяйством, либо идти учиться и получить необходимую специальность. Ее я и получил»,- вспоминает судья. В 1933 году он поступил в Самарский финансово-экономический техникум, который закончил с отличием. И здесь ему повезло. Как раз в то время правительство вынесло постановление о том, чтобы 5 процентов от выпуска техникумов направлять на дальнейшее обучение в ВУЗ. Таким образом, казавшаяся далекой мечта – стать судьей – сбылась. Владимир Кулясов продолжил дальнейшую учебу в Саратовском юридическом институте.

Вместе с тем первое, экономическое, образование, знание бухгалтерского учета пригодилось ему в дальнейшем при рассмотрении дел. Однажды на скамье подсудимых оказались несколько руководителей сельскохозяйственных предприятий, контор, автобаз. Каждую уличающую их бумагу они опротестовывали, не соглашались с обвинением, спорили с экспертами. Прекрасно изучив специфику хозяйственной деятельности подсудимых, точно ставя вопросы, устраняя противоречия, В.Д.Кулясов способствовал разоблачению шайки. Расхитители понесли заслуженное наказание. Интересно заметить, что по этому делу было вынесено 18 частных определений, направленных на устранение причин и условий, породивших преступление.

С 1940 по 1945 гг. Владимир Дмитриевич работал народным судьей в Земетчинском районном суде. Это были годы Великой отечественной войны. На фронт его не взяли из-за серьезной болезни глаз. «Трудные были годы. В то время судья был «и швец, и жнец, и на дуде игрец», - говорит ветеран. Приходилось не только дела рассматривать, но и участвовать в организации весеннего сева, уборке урожая, заготовке кормов.

«Бывало, собирается судья в дальний колхоз рассматривать дело,- вспоминает В.Д.Кулясов, - звонит председателю о приезде. Тот умоляет и просит привезти с собой запасные части к единственной колхозной сеялке. Побегает судья по районным конторам и организациям, достанет железки и вместе с судебными документами везет с собой, сохраняя и то, и другое, как самый ценный груз».

За подвиги в тылу – практически круглосуточную работу и на полях, и в суде - в 1945 году В.Д.Кулясов был награжден медалью «За трудовое отличие».

Настойчивости тогда еще молодого судьи нужно отдать должное. Решение, по одному из рассмотренных им дел, областная коллегия по гражданским делам отменила. Владимир Дмитриевич был настолько уверен в правильности и законности своего решения, что написал представление председателю областного суда, а затем и в Верховный суд РСФСР. И добился справедливости. Коллегия Верховного Суда оставила решение Земетчинского суда без изменения.

После Земетчинского народного суда Владимир Дмитриевич в течение 5 лет работал в народном суде Нижнего Ломова, откуда и был переведен в областной суд.

«Я никогда не рассматривал дела на «авось», разбирался в каждой детали», – рассказывает судья в отставке. Его желание идти до конца, добиваться справедливости, было отмечено в высшем судейском органе. Владимиру Дмитриевичу предлагали работу в коллегии Верховного Суда РСФСР. Но он отказался, решив, что, занимая должность заместителя председателя областного суда, принесет больше пользы: принимая самостоятельные решения, нежели докладывая дела в коллегии Верховного Суда.

Не секрет, что долгие годы суды находились в сфере общего политического руководства со стороны партийных органов. Кулясову тоже приходилось испытывать на себе такое воздействие и психологическое давление. Вспоминается ему одно из многочисленных в 50-е годы так называемых «жилищных» дел. Тогда домов было мало, массовое строительство началось позже. На решение судьи в деле о выселении учительницы пытались оказать давление партийные органы. Однако суд не поддался влиянию первого секретаря горкома - педагога вновь вселили.

С 1952 по 1956 гг. Владимир Дмитриевич возглавлял Пензенский областной суд, был членом только что созданного в нем президиума. «В 50-х годах, - рассказывает ветеран судебной системы, - профессиональных судей было мало, поэтому принималось большое количество ошибочных решений. Ошибки в то время исправлялись в Москве. В результате, в Верховном Суде скопилось огромное количество надзорных жалоб и дел, которые длительное время не рассматривались, что вызывало новые жалобы и нарекания граждан. Для того чтобы приблизить надзорную инстанцию к населению, были созданы президиумы судов в регионах. На областной суд была возложена функция пересмотра в порядке надзора уголовных и гражданских дел, приговоры и решения по которым вступили в законную силу».

Состав президиума утверждался исполкомом области. Первоначально в состав президиума входили 5 судей. Рассматривали в основном дела репрессированных.

После упразднения управления Министерства юстиции функция исполнения судебных решений перешла к областному суду. Руководству облсуда пришлось взять под свой контроль исполнение судебных решений.

«Много жалоб было по невыплате алиментов. Зарплату в совхозах платили не деньгами, а натуральными продуктами. Встал вопрос: как бывший муж перешлет зерно, к примеру, на Дальний Восток? Была разработана следующая схема: ответчик сдает зерно в пензенское хранилище, ему выписывают квитанцию, затем документ отсылают по месту жительства взыскательницы. У себя, на Дальнем Востоке, она получает мешки с зерном, – рассказывает В.Д.Кулясов. - Назначили консультантов, которые контролировали исполнение судебных решений. Надо отметить, что число жалоб по этим вопросам сократилось в два раза».

Исполняя обязанности председателя областного суда, Кулясов не только контролировал юридическую деятельность суда, но и занимался обустройством здания. Ветеран отмечает при этом безразличие исполнительной власти к судам. В начале 50-х годов остро встал вопрос о восстановлении отопительной системы. Возникла необходимость установить железную трубу. Достать ее было очень трудно, поэтому председатель облсуда обратился за помощью в Совнархоз. «Сначала мне обещали все сделать, но через 2 недели отказали. Пришлось обращаться к шабашникам. За неделю они привезли трубу», - вспоминает Владимир Дмитриевич.

В 1956 председателем облсуда был назначен Ф.М.Тарасов. Владимир Дмитриевич Кулясов на протяжении 4 лет работал его заместителем, затем до 1987 года, до ухода в отставку, - членом судебной коллегии по уголовным делам.

Сотни уголовных дел были рассмотрены Кулясовым за годы работы в областном суде, и почти каждое чем-то запомнилось. Например, дело, когда под его председательством суд вынес приговор директору, главному инженеру, начальнику ОТК Кузнецкой обувной фабрики. Эти люди были признаны виновными в выпуске недоброкачественной продукции (раньше за это судили). Каждому было назначено по 5 лет лишения свободы. Но вскоре скончался Сталин, по этому случаю была объявлена амнистия, в результате которой осужденные вышли на свободу. «Но главное, - считает ветеран, - приговор состоялся, и он защитил интересы покупателей. Люди допустили брак в работе и были наказаны».

Памятно дело 1963-1964 гг., когда он распутал сложнейшую паутину махинаций и краж, совершаемых в течение длительного времени в строительном управлении «Татнефтепроводстрой». Показания дали более трехсот свидетелей. Точно была установлена вина каждого из расхитителей. В соответствии с этим каждый из 18 подсудимых получил наказание. «Дело рассматривали почти полгода, - вспоминает судья, - текст приговора составил 300 печатных страниц, протокол судебного заседания уложился в 5 томов».

До 1961 года в областном суде работали 10 судей. Трудились и днем и ночью. Бывало, что заседания длились до 24 часов. На загруженность и небольшую зарплату не жаловались. Было огромное желание работать.

За заслуги в деле укрепления социалистической законности и правопорядка Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 августа 1971 года В.Д.Кулясов награжден орденом Трудового Красного Знамени.

В 2005 году Владимиру Дмитриевичу исполняется 90 лет. Все, кто с ним знаком, поражаются его профессиональной памяти. Он, не заглядывая в справочники, безошибочно скажет, какой закон был принят 20, а то и 30 лет назад. Своих учеников, сегодняшних судей, он не забывает: звонит, поздравляет с праздниками, интересуется их работой.

Судья – наставник. Так называют Владимира Дмитриевича судьи областного суда, которым он многие годы передавал свой богатейший опыт судебной работы.

Сегодняшним судьям ветеран желает справедливых решений, принятых в соответствии с законом. Сейчас судья имеет высокий статус, независим от кого-либо в своих решениях, получает достойную заработную плату, поэтому он обязан обеспечивать истинное правосудие.

Продолжая разговор о ветеранах судебной системы, невозможно не вспомнить ставших в 1952 году членами облсуда Н.И.Орешкину, Б.Я.Демина, Н.К.Дубинина.

Нина Ивановна Орешкина приехала в Пензу из Латвии, где она два года проработала юрисконсультом Управления Латвийской железной дороги. В областном суде она сразу же зарекомендовала себя профессиональным юристом, грамотно организовав работу коллегии по гражданским делам и являясь ее председателем на протяжении 16 лет. С 23 августа 1961 года до 4 июля 1987 года она – заместитель председателя облсуда. Она избиралась членом президиума, выступала на страницах журнала «Советская юстиция».

За добросовестное выполнение служебных и общественных обязанностей Н.И.Орешкина имела ряд поощрений от Верховного Суда РСФСР, Министерства юстиции РСФСР, благодарность Министра юстиции СССР.

За плечами 23-летнего выпускника Саратовского юридического института Бориса Яковлевича Демина была суровая школа жизни: участие в боевых действиях на 2-м Украинском и 2-м Белорусском фронтах, ранения, лечение в госпиталях Славянска и Баку, награждение медалями «За отвагу» и «За взятие Кенигсберга». В конце 1952 года он был зачислен на должность члена облсуда, и в приказах уже мирного времени не раз звучало: за «хорошие показатели в работе», «проявил себя выскоквалифицированным юристом, знающим правовые вопросы». В 1963-1966 годах Демин назначался заместителем председателя облсуда, затем он работал председателем коллегии адвокатов, заведующим отделом обкома КПСС.

Дорогу родителей выбрал и сын Вячеслав Борисович Демин. Его мать, Тамара Александровна Демина, на протяжении 18 лет также безупречно работала в коллегии по гражданским делам областного суда, избиралась членом президиума.

Уроженец далекой от Пензы деревни Болкачевской Архангельской области Н.К.Дубинин, закончив с отличием Саратовский юридический институт, получил направление в город на Суре. Но до этого была учеба в Шенкурском педучилище, призыв в 1941 году в РККА, тяжелое ранение, лечение в госпиталях, мобилизация на трудовой фронт, опыт работы откатчиком на шахте в кемеровском городе Прокопьевске, военруком и завучем в Шенкурской школе и, наконец, назначение членом Пензенского областного суда.

Уже в 1954 году суд под председательством Н.К.Дубинина рассмотрел 35 гражданских дел; ни одно из доложенных им по 2-й инстанции 692 дел не было отменено Верховным Судом РСФСР. В 1956 году эти цифры составляли 159 и 390 дел; в 1961-м – 17 и 234. Николай Константинович оборудовал в суде методический кабинет. «За добросовестное выполнение поручений по обобщению судебной практики по гражданским и трудовым делам, по особо-опасным преступлениям», «за организацию и активное участие в телевизионной передаче «Человек и закон» ему объявлялись благодарности.

Н.К.Дубинин был освобожден от занимаемой должности 29 июня 1978 года «в связи с истечением срока полномочий и уходом на пенсию».

Большая работа по обобщению работы товарищеских судов, деятельности которых областной суд уделял много внимания, а также судебной практики «по делам, связанным с хищением государственного и общественного имущества», «о связи судов с общественностью» была проделана за многие годы работы в облсуде Игорем Григорьевичем Алексеевым. На протяжении 8 лет он занимал должность заместителя председателя областного суда. Им было рассмотрено немало уголовных дел; изложены и доложены в кассационном порядке в судебных заседаниях несколько сот дел; 21 марта 1968 года он был освобожден от обязанностей члена облсуда в связи с уходом на пенсию по состоянию здоровья, после чего он несколько лет работал консультантом отдела юстиции, занимался обобщением практики уголовных дел.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 августа 1954 года были образованы президиумы в составе Верховных судов союзных и автономных республик, краевых, областных судов и судов автономных областей, целью которых было усиление роли местных судебных органов в осуществлении судебного надзора. Наряду с генеральным прокурором СССР, Председателем Верховного Суда, прокурорами областей, право принесения протестов предоставлялось и председателям областных судов.

Пересмотр дел в порядке судебного надзора были призваны осуществлять В.Д.Кулясов (председатель суда), И.Г.Алексеев, А.И.Кудрявцева (заместители председателя) и два члена суда, вошедшие в первый состав президиума Пензенского областного суда.

12 декабря 1954 года в области состоялись очередные выборы народных судов. В сообщении исполкома областного Совета депутатов трудящихся, помещенном в газете «Сталинское знамя» через три дня, говорилось, что в голосовании «приняло участие 99,97 процента от общего количества зарегистрированных избирателей», «выборы состоялись во всех 52-х избирательных округах», избрано 52 народных судьи и 3 883 народных заседателя; «Выборы прошли организованно, при высокой политической активности трудящихся области».

В правовой сфере с середины 50-х до середины 60-х гг. произошел целый ряд преобразований, начиная с принятия в 1955 году Положения о прокурорском надзоре в СССР и заканчивая принятием в 1958 году Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, в 1961 году - Основ гражданского законодательства и на их базе, в 1964 - гражданских кодексов союзных республик. Создание Основ уголовного и гражданского законодательств было направлено на обеспечение быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличение и наказание виновных и ограждение невиновных от уголовной ответственности, а также на правильное и быстрое рассмотрение и разрешение гражданских дел.

При Совете Министров СССР создано новое самостоятельное ведомство – Комитет государственной безопасности и его управления по областям, в том числе и Пензенской. В стране началась первая реабилитация жертв политических репрессий, происходивших во время сталинского режима. В 1954-1961 годах пензенские чекисты в контакте с органами прокуратуры и суда, под контролем партийных организаций вернули честное имя, восстановили достоинство, законные права и интересы 2 460 гражданам.

Так, 8 мая 1959 года президиум облсуда пересмотрел расстрельный приговор, вынесенный 4 февраля 1938 года «тройкой» УНКВД по Тамбовской области столяру пензенского завода № 50 В.Н.Котову, обвиненному в контрреволюционной агитации. Основанием для обвинения послужила служба Котова в 1912 году в Балтийском флоте на эскадренном миноносце «Внимательный». Документ о его полной реабилитации заканчивали строки: «Постановление «тройки» отменить, и дело производством прекратить за недоказанностью преступления».

Восстановление справедливости в отношении жертв политических репрессий будет продолжаться и в последующие годы. В 90-е годы президиум областного суда пересмотрит большое количество дел, по которым будут отменены незаконные решения «троек».

19 декабря 1956 года вышел указ «Об ответственности за мелкое хулиганство». В этом же году нотариальные конторы вошли в систему областного суда.

В 1958 году участковая система народных судов была заменена единым народным судом города или района, а срок полномочий народных судов увеличен с 3 до 5 лет.

12 августа 1958 года на территории Заводского района Пензы возник новый город областного подчинения. Получив звучное имя – Заречный, город стал одним из закрытых административно-территориальных образований России, в котором был создан крупный оборонный комплекс, с 1962 года ставший закрытой зоной – Пенза-19. В Заречном начала работать постоянная сессия областного суда: Специальный суд «90» приступил к рассмотрению дел с 1 августа 1958 года. В суде «90» рассматривались дела «закрытых» предприятий: так назывались «почтовые ящики», которые имели свои номера. Приговоры выносились не только по статьям Уголовного кодекса РСФСР, но и по Указам от 4 июня 1947 года «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества»; «Об усилении охраны личной собственности граждан»; по Указу от 10 января 1955 года «Об уголовной ответственности за мелкое хищение государственного и общественного имущества».

В судебной практике уголовной коллегии в 50- годы наблюдаются новые категории дел, отражающие особенности времени. Так, в течение 3 дней в 1958 года в областном суде под председательством Н.Н.Рожина рассматривалось дело о фальшивомонетчиках. Смастерив станок для изготовления денежных знаков, плотник по частным подрядам, проживавший в селе Ольшанка Поимского района, сначала делал рублевые купюры, потом перешел на сторублевые. Около 170 «сторублевок» он сбыл на рынках Пензенской и Тамбовской областей. Задержали его уже в Брянске. Суд приговорил фальшивомонетчика к 25 годам ИТЛ с конфискацией имущества. Его брат, помогавший в сбыте, был осужден на 10 лет.

Согласно Основам законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик 1958 года, народные заседатели стали избираться на общих собраниях рабочих, служащих и крестьян по месту их работы или жительства. В связи с этим очередные выборы народных заседателей районных (городских) народных судов РСФСР, состоявшиеся на территории области в 1960 году, прошли на предприятиях, в учреждениях, колхозах и совхозах, в населенных пунктах. Всего зарегистрировано 2 054 общих собрания, которые выдвинули 3 260 заседателей. Среди них женщины составляли 48, члены и кандидаты в члены КПСС – 45, беспартийные – 55 процентов. Двумя днями позже были проведены и выборы судей. Избраны были 52 народных судьи: среди них 14 женщин, 50 членов и кандидатов в члены КПСС, 2 беспартийных.

28 июня 1961 года сессия облисполкома досрочно освободила М.Ф.Тарасова от обязанностей председателя, как «не обеспечивающего руководство областным судом». 6 июля к исполнению обязанностей председателя приступил Н.В.Логинов, имевший уже на тот момент богатый опыт прокурорской работы: от помощника районного прокурора до прокурора следственного отдела прокуратуры РСФСР, откуда он и был направлен в Пензу.

Николай Васильевич Логинов родился 15 декабря 1913 года в городе Омутнинске, сейчас Кировской области, там окончил среднюю школу и школу ФЗО, работал на металлургическом заводе. Военную службу он проходил в пограничном отряде на Украине, потом вернулся на родину, стал работать помощником районного прокурора, с 1939 по 1941 год состоял начальником отдела кадров областной прокуратуры. На прокурорских должностях находился и во время войны: служил в Благовещенске, затем в Кирове, окончил в Горьком ВЮЗИ, назначался прокурором Вологодской области и следственного отдела прокуратуры РСФСР. За участие в войне Логинов был отмечен орденом Красной Звезды и двумя медалями.

С назначением председателем облсуда Логинова изменился состав президиума, в который вошли первый заместитель председателя Г.В.Пономарев, члены суда: И.Д.Ермишин, Б.Я.Демин, А.С.Кузнецов.

26 июля 1961 года исполком областного совета в соответствии с «Законом о судоустройстве РСФСР» утвердил при облсуде коллегию по дисциплинарным делам. В ее состав вошли и народные судьи М.И.Земцова (Пензенский городской суд), П.А.Симонов (Нижний Ломов), И.З.Матвеев (Лунино).

2 ноября 1967 года Н.В.Логинову было присвоено почетное звание Заслуженного юриста РСФСР. На посту председателя Николай Васильевич пробыл до 1978 года, уйдя на персональную пенсию республиканского значения.

Одновременно с назначением Н.В.Логинова членами областного суда стали Н.М.Егоров и Т.Г.Кузнецова, высококвалифицированные юристы, чьи фамилии не раз появлялись в приказах областного суда об объявлении благодарности. И сегодня судьи области вспоминают Николая Макаровича Егорова как принципиального, не зависимого от чьего-либо влияния судью. Его считали одним из немногих, кто мог позволить себе не согласиться с мнением «большинства». В прошлом - прокурор отдела областной прокуратуры, 28 лет своей трудовой деятельности он посвятил областному суду: избирался членом Президиума, рассматривал уголовные дела по I и II инстанциям, вынося приговоры и частные определения в строгом соответствии с законом. Составляемые им судебные документы всегда отличались строгой логической последовательностью, мотивированностью и грамотностью. К нему обращались за помощью и советом коллеги, не сомневаясь, что порой неуклюжая фраза документа с подачи Николая Макаровича превратится в образец ясности и лаконичности.

Таисия Георгиевна Кузнецова не раз заслуживала благодарность «за правильное и качественное рассмотрение особо сложных уголовных дел», «за долголетнюю работу в судебных органах», «за плодотворную деятельность в органах юстиции и суда». На открывшейся 29 марта 1967 года в областном суде Доске Почета судебных работников и нотариальных контор области «За безупречную работу, добросовестное отношение к исполнению служебных обязанностей» ее фамилия стояла в числе первых.

Таисия Георгиевна Кузнецова проработала в областном суде 26 лет. 6 июля 1987 года она была освобождена от должности члена суда «в связи с истечением срока полномочий и уходом на пенсию».

Воспоминания Т.Г.Кузнецовой

В 1952 году после окончания Куйбышевской юридической школы я была избрана судьей в Пачелмский район, а после реорганизации судебных участков стала судьей в Кондольском районе. К тому времени я уже закончила филиал ВЮЗИ в г.Куйбышеве. Сама я родилась и выросла в деревне, так что заботы и настроения людей в районе мне были понятны.

Судья в то время был представителем не только судебной власти, а и власти вообще. Битва за урожай стояла на первом месте, так что по заданию райкома пришлось побывать во многих хозяйствах района. В лучшем случае - на плохонькой лошаденке, а то и просто пешком, по бездорожью, в хозяйство - контролировать, как сельхозработы идут. В районе судья я была в единственном числе. Хотя и дел было не очень много, в основном кражи, хулиганство, изредка убийства, однако молодому судье приходилось порой тяжело. Дело для рассмотрения направят неординарное, а посоветоваться-то и не с кем. Вот наберу вопросов и в Пензу стараюсь попасть, в областной суд. Мои старшие товарищи - чаще всего один из самых опытных и грамотных судей Владимир Дмитриевич Кулясов - помогали мне тогда, разъясняли. Ну и я старалась как можно тщательнее во всем разобраться. Позже, увидев меня в коридоре областного суда, судьи шутили: «Кузнецова приехала. Сейчас опять допрос с пристрастием будет проводить».

Почти семь лет проработала я в Кондоле, и летом 1961 года меня избрали членом коллегии по уголовным делам областного суда. Возможно, это бы случилось и раньше, но секретарь нашего Кондольского райкома КПСС был категорически против (а в те времена без благословения парторганов ничего сделать нельзя было). Сетовал, что мало в районе хороших работников, да и еще и справедливых судей, потому и отпускать не хотел.

Работа в областном суде - это большая ответственность, да и категории дел совершенно другие, нежели в районе. Были и насильники, и убийцы. Нечасто, но доводилось мне и к смертной казни приговаривать. На выездном заседании в Мокшанском районе рассматривала я дело об убийстве: муж убил жену. За совершенное преступление подсудимому назначили смертную казнь. Верховный Суд посчитал приговор слишком жестким и заменил наказание лишением свободы с отбыванием в колонии. Прошло время, этот гражданин вернулся из мест лишения свободы в свой поселок, женился и … опять убил свою уже вторую жену. Судом ему вновь была назначена высшая мера наказания. Патологии и тогда встречались, но дела были проще, чем сейчас.

Дела об убийствах я рассматривала редко. Моей специализацией были так называемые «хозяйственные» дела. Желающих «уворовать» у государства было много всегда, а тогда - особенно. Такие дела были многократно сложнее. Помогал мой доюридический опыт, ведь в молодости я работала бухгалтером в колхозе.

Самое запомнившееся это, конечно, дело 1982 года по обвинению 26 работников объединения «Пензаоблпарикмахерские» в хищении государственных денежных средств и взяточничестве. Схема была проста. Клиент оплачивал в кассу реальную стоимость стрижки, например 10 рублей, а ему пробивали в кассе 1 рубль и нолик приписывали от руки. Разницу в карман. В этих махинациях были замешаны почти все работники парикмахерской. Злоупотребляя служебным положением, по предварительному сговору между собой, они совершили из кассы парикмахерской хищение на сумму свыше 10 тысяч рублей. Помимо этого, бригадир лично и через посредников получала взятки за содействие в приеме на работу. Трудное дело: много эпизодов, обвиняемых, свидетелей. Изучаю я его и понимаю, что рассматривать в судебном заседании его нельзя. Обвинительное заключение составлено с ошибками. Пришлось возвращать на доследование. Около семи месяцев шло судебное разбирательство. Обвиняемые особо не стеснялись в выборе средств для затягивания процесса. На свидетелей оказывалось мощное давление, в результате чего в судебном заседании они отказывались от своих первоначальных показаний, а зачастую просто врали. Огромного напряжения стоило рассмотреть это дело и вынести приговор. Надо было помнить, кто из обвиняемых, в каком эпизоде играл какую роль, его место в общем сговоре, и исходя из этого назначить каждому справедливое наказание. Только написание приговора заняло около недели. В итоге - все понесли заслуженное наказание. Обидно, что среди осужденных был мастер лауреат международных конкурсов.

Вспоминается другое, тоже большое и непростое дело. Председатель одного из совхозов Мокшанского района в сговоре с бухгалтером и кладовщиком организовал хищение денежных средств из своего хозяйства. Это хозяйство в торговые точки Пензы сдавало мясо, но вот цена за него в магазинах и отчетах совхоза была разная. Накладные переписывались, и выручка совхоза многократно уменьшалась. Кроме директора, в преступной схеме было задействовано большое количество торговых работников. Рассмотрение дела в суде было долгим и трудным. Приезжие адвокаты не гнушались почти никакими средствами, чтобы запутать судебное разбирательство и выгородить своих подопечных. Но самым памятным был момент, когда после вынесения приговора ко мне подошла мать одной из осужденных, выразившая свою благодарность за объективное рассмотрение дела.

Время было такое, что без зоркого глаза партийных органов ничего не происходило. Бывали случаи, что вызывали в Обком партии, интересовались отдельными делами. Но жестких указаний не давали. Знали, наверное, что неправосудных решений я выносить не буду.

Материальное обеспечение суда в то время было не такое, как сейчас. Компьютеров и в помине не было, в лучшем случае пишущая машинка, а большую часть документов приходилось писать от руки. Справочных систем тоже не было. Журнал «Человек и закон» - вот и все комментарии законодательства. Я себе ввела в правило все интересное в тетрадь заносить. Очень полезная кодификация получилась. И мне она очень помогала, и другие судьи ко мне обращались за консультацией. Был случай, когда один из моих приговоров Верховным Судом был изменен. Посмотрела я в свою подборку. И так дело просмотрю, и эдак - неправильно Верховный Суд решение вынес. Обидно стало, ведь каждое дело старалась изучить и всем объективное, в соответствии с законом, наказание назначить. Я к председателю областного суда пошла, в то время им был Петр Александрович Симонов. Он посоветовал написать в кассационную инстанцию и обосновать свою точку зрения. Приговор действительно пересмотрели, а этот случай как пример квалификации преступления в журнале опубликовали.

Трудно было, дел было много и в кассации, и по первой инстанции. Но дружный коллектив помогал. С особой теплотой хочется вспомнить Бориса Яковлевича Демина, руководившего уголовной коллегией областного суда. Это был и начальник, и наставник. Во многом благодаря ему я состоялась как специалист. Много добрых слов хотелось бы сказать о товарищах, работавших рядом, - Марии Игнатьевне Земцовой, Валентине Николаевиче Петрове, Алексее Алексеевиче Агапове, Галине Михайловне Вершининой, работающей в областном суде и сейчас. Молодежи есть чему у нее поучиться.

В заключение я хотела бы пожелать всем коллегам крепкого здоровья, душевного равновесия и честного исполнения своего служебного долга.

На протяжении 20 лет работал в областном суде А.В.Семенов, бывший председатель суда Ленинского района. Членом облсуда он становился дважды: сначала в 1958 году, а затем в 1965 году. В 1966 году Алексей Васильевич стал заместителем председателя, избирался членом президиума облсуда, руководил коллегией по уголовным делам, а также Советом народных заседателей. О его профессионализме и грамотности свидетельствуют строки из характеристики, данной ему после практики в Верховном Суде РСФСР: «Хорошо знает законодательство. Серьезно и тщательно готовит судебные дела, правильно решает вопросы квалификации преступлений и грамотно, обоснованно составляет документы».

6 мая 1967 года в областном суде появился приказ, в котором впервые были названы судьи – участники минувшей войны. «В ознаменование ХХII-ой годовщины Победы над фашистской Германией в юбилейном году Советской власти, - говорилось в нем, - отмечая заслуги перед Родиной в дни войны и за добросовестное отношение к труду объявить благодарность и вручить Почетные грамоты…». Их получили: заместитель председателя облсуда А.В.Семенов, члены суда П.Е.Якименко, Н.С.Турецков, Н.К.Дубинин, И.Д.Ермишин, А.С.Кузнецов, главный бухгалтер В.Е.Лохмотов, секретарь судебной коллегии по гражданским делам В.Н.Афонина, экспедитор В.И.Долганова; председатели судов Е.Д.Овчинников, Ф.Ф.Дудин (Пенза), В.А.Горбылев (Пензенский район), Н.И.Гречишников (Мокшан), В.Н.Петров (Сердобск), Ф.Г.Зарипов (Башмаково), И.В.Леднев (Никольск); народные судьи В.Г.Беликов (Пенза), И.Т.Носов (Колышлей), П.К.Иньяков (Нижний Ломов), нотариус В.М.Штырков (Шемышейка).

16 февраля следующего года в этот список были дополнительно внесены: член облсуда И.Г.Алексеев, народные судьи А.П.Андреев (Лопатино), А.М.Бортников (Кондоль), Е.С.Тельпов (Кузнецк), Н.Н.Рожин (Пенза).

25 мая 1968 года «Пензенская правда» опубликовала постановление президиума областного суда, в котором говорилось, что в некоторых районных судах имеют место случаи, когда к отдельным расхитителям народного добра избирается мягкая мера наказания, не соответствующая содеянному преступлению. Были отменены несколько приговоров в Пензе, Кузнецке и городе Белинском. При новом рассмотрении дел решения по ним принимались с длительным лишением свободы и полным возмещением причиненного ущерба за счет имущества виновных. Президиум облсуда обращал внимание на то, чтобы выяснялись причины и условия, способствующие совершению хищений, а частные определения доводились до сведения соответствующих государственных органов и общественных организаций. Предлагалось «ставить вопрос о привлечении к ответственности должностных лиц за непринятие нужных мер по охране государственного и общественного имущества».

13 декабря 1970 года в области прошли очередные выборы. На основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании сроком на 5 лет были избраны 64 народных судьи районных и городских судов. Народные заседатели избирались открытым голосованием на собраниях трудящихся на два года. Избранники могли баллотироваться при одном условии – достижении ими определенного возраста – 25 лет.

Перед началом выборов со статьей в журнале «Политическая агитация» выступил председатель облсуда Н.В.Логинов. «Во всех звеньях правосудие в нашей стране народно, - говорилось в материале. – Все формы деятельности народных судей проходят перед народом, среди народа, при его участии и в его интересах».

В соответствии с принятой в 1977 году Конституцией СССР в ноябре 1979 года Верховный Совет СССР принял законы о прокуратуре СССР, о Государственном арбитраже СССР, об адвокатуре СССР и др. Эти законы определили правовой статус каждого звена системы правоохранительных органов. В законодательстве получили закрепление демократические принципы судопроизводства, в частности, были расширены права обвиняемого на защиту в уголовном процессе. В 70 –е годы наблюдается тенденция на смягчение наказания за преступления, не представлявшие большой общественной опасности. В связи с этим предусматривалась замена уголовного наказания административно-правовыми и дисциплинарными мерами либо мерами общественного воздействия. Впервые осужденному к лишению свободы на срок до 3 лет давали возможность перевоспитания без изоляции от общества в виде условного осуждения к лишению свободы с обязательным привлечением к труду на срок назначенного наказания. В то же время осуществлялся ряд мер по усилению ответственности за совершение преступлений, представляющих большую общественную опасность. Была повышена ответственность за хулиганство, особенно сурово каралось злостное хулиганство, связанное с применением или попыткой применения оружия.

В 70–е годы значительно увеличился штат областного суда, в который в 1971 году были зачислены: народный судья Октябрьского районного суда Г.С.Петров, председатель Кузнецкого районного народного суда Е.С.Тельпов, Заслуженный юрист РСФСР М.И.Земцова, проработавшая много лет сначала председателем Железнодорожного районного суда. В этом же году из военной прокуратуры Пензенского гарнизона, где работал следователем, в областной суд пришел и ныне работающий первый заместитель председателя областного суда Е.А.Худин. В 70-х годах он входил в состав коллегии по уголовным делам, и под его председательством прошло немало процессов, некоторые из них были отмечены в приказах областного суда «за проделанную работу по всестороннему и полному исследованию представляющего особую сложность уголовного дела».

27 июня 1973 года членом областного суда был избран А.А.Агапов, до этого работавший прокурором областной прокуратуры. Алексей Алексеевич вошел в состав уголовной коллегии, только за период с 1978 по 1981 год он председательствовал на 17 уголовных процессах, а также участвовал в работе надзорной инстанции, на заседаниях президиума докладывал дела с протестами, оказывал практическую помощь народным судьям.

После выборов народных судов на должности народных судей пришли молодые специалисты, ранее не занятые на судебной работе, они действительно нуждались в помощи опытных судей. В связи с этим 7 мая 1976 года в областном суде появился приказ: «Для оказания практической помощи по правильному разрешению уголовных и гражданских дел, единообразному применению материального и процессуального законодательств, выяснению и устранению причин, порождающих преступность, за каждым народным судьей закрепить оперативных работников». В списке кураторов были указаны: А.А.Агапов, А.М.Голубева, Т.Е.Демина, А.Т.Дружкина, Н.М.Егоров, В.Г.Еремкина, М.И.Земцова, Н.К.Калинин, В.Д.Кулясов, В.Н.Петров, Е.С.Тельпов, Е.А.Худин.

В 1976 и 1978 годах членами областного суда были избраны народные судьи Октябрьского районного суда Г.М.Вершинина, вошедшая в состав уголовной коллегии, и Г.С.Гуськов, а также народный судья Беднодемьяновского района А.В.Терехов.

28 июня 1978 года, в соответствии с решением VI сессии областного Совета депутатов трудящихся XVI созыва, был утвержден председателем областного суда П.А.Симонов.

Петр Александрович родился 5 июля 1928 года в селе Галичино Верховского района Орловской области, трудовую деятельность начал в местном колхозе «Прогресс», до 1948 года работал в одном из хозяйств Крымской области. Оттуда 20-летнего бригадира послали учиться в школу руководителей колхозных кадров в город Симферополь. По окончании ее он и приехал в Пензенскую область. С начала 1952 по 1957 год состоял агрономом Нижнеломовской МТС, учился в Куйбышевском филиале ВЮЗИ и был принят в районный суд судебным исполнителем. Вскоре его избрали народным судьей 2-го участка, перевели в Пензу, где в 1962 году он стал заместителем, а через год первым заместителем председателя облсуда. В 1971 году при облисполкоме был создан отдел юстиции, возглавить его доверили П.А.Симонову. Через 7 лет Петр Александрович вернулся в областной суд, но уже в качестве его председателя.

Более 20 лет возглавлял П.А.Симонов областной суд, при этом лично рассматривал уголовные дела по первой инстанции, докладывал их в кассационном и надзорном порядке (только за один 1992 год им было истребовано 455 уголовных и гражданских дел, по которым принесено 209 протестов). Он пользовался заслуженным авторитетом не только среди судей областного суда, но и среди граждан, которые шли к нему со своими бедами. Занимался просветительской деятельностью, выпустив несколько брошюр. Одна из них: «Правовая работа в коллективе» знакомила с опытом работы юридических служб, на фактическом материале показывала, как они действуют на промышленных предприятиях, в потребительской кооперации и сельском хозяйстве области. За многолетнюю работу в суде и органах юстиции П.А.Симонов награжден орденом Трудового Красного Знамени. Ему было присвоено почетное звание «Заслуженный юрист РСФСР».

Воспоминания П.А.Симонова

Отец, работник железнодорожного транспорта, умер в 1939 году. Мать одна воспитывала нас, троих ребят, работая в одной из шахт Донбасса по добыче угля. Трудное было время. Тем не менее, мы все учились в школе и учились неплохо. Но началась Отечественная война, и мне, тринадцатилетнему подростку, пришлось идти работать в сельское хозяйство. Взрослых мужчин не было - ушли на фронт. И нам, юнцам, пришлось их заменять.

В семнадцатилетнем возрасте меня назначили бригадиром полеводческой бригады, возложив на меня ответственность за организацию труда многих людей. Об учебе в школе нечего было и мечтать. Вместе с тем тяга к знаниям, существовавшая у меня всегда, взяла верх: совмещая работу в Нижне-Ломовской машинно-тракторной станции, я начал учиться в вечерней школе рабочей молодежи. Окончив ее, думал поступить учиться в сельскохозяйственный институт.

Однако встреча с замечательной женщиной, народным судьей 2-го участка Нижне-Ломовского района, Лией Исааковной Курбатовой (Шкловской) изменила все мои планы. Она предложила мне работать судебным исполнителем. Мой первый приход в суд совпал с проверкой, которую проводил заместитель начальника Управления Юстиции по Пензенской области Дмитрий Иванович Сухарев. Именно он решил вопрос о приеме меня на работу, после чего, вместе с Лией Исааковной, посоветовал направить документы о приеме в Куйбышевский филиал ВЮЗИ. Так, я с подачи прекрасного, грамотного, умного человека Д.И.Сухарева стал работать судебным исполнителем народного суда и начал заочно осваивать азы юридической науки.

После сокращения, в связи с ликвидацией народного суда 2-го участка, меня утвердили в должности заведующего отделом культуры Нижне-Ломовского райисполкома. Работая в райисполкоме, я продолжал учиться в юридическом институте. Окончив 3 курса института, меня пригласил к себе Первый секретарь Нижне-Ломовского райкома партии В.И.Романов и поинтересовался, нет ли у меня желания работать народным судьей вновь восстановленного народного суда. Конечно же, я согласился, и в декабре 1957 года жителями района был избран народным судьей.

Работать было нелегко, впереди были еще два года учебы в институте. Многое получалось, и это меня радовало. Осуществлять правосудие дело непростое, были и сложности в работе. Во многом мне помогал коллега из соседнего суда, уже опытный судья П.А.Миронов. К сожалению, он рано ушел из суда.

Дел было много и разных. Я старался разобраться в каждом деле и, дойдя до истины, помочь людям Трудно сейчас за давностью времени вспомнить количество и фамилии восстановленных на работе незаконно уволенных людей, оправданных, не правильно привлеченных к уголовной ответственности, а такие, естественно, были.

Были и решения суда, которые и сейчас вызывают сожаление в отношении их справедливости. Помню, в одном из сел района была привлечена к уголовной ответственности продавец сельпо за обмеривание и обвешивание покупателей. Жители села целый день ждали привоза из райцентра муки в магазин. Привезли ее уже вечером. Продавец не хотела продавать муку, поскольку рабочий день кончился, и было уже темно. Но люди настояли на продаже. При освещении фонарями «Летучая мышь» мука была продана. А утром люди стали приходить в магазин с претензиями на недовес муки. Было возбуждено уголовное дело, и суд приговорил продавца к лишению свободы без учета условий, в которых пришлось работать.

Осенью 1961 года председатель областного суда Н.В.Логинов предложил мне обобщить практику рассмотренных судами области дел об ответственности за хулиганство и за нарушение техники безопасности в сельском хозяйстве. Дела о хулиганстве я обобщал вместе с опытным судьей областного суда И.Г.Алексеевым, а второй категорией дел занимался самостоятельно. По результатам этой работы Н.В.Логинов рекомендовал мою кандидатуру на должность заместителя председателя по уголовным делам. Кандидатура была одобрена, и в течение 9 лет я работал заместителем Николая Васильевича, который пришел работать в областной суд из прокуратуры области и, к сожалению, прокурорское начало в его работе преобладало. Это был многогранный руководитель, энергичный, инициативный, он умел ставить конкретные цели и претворять их в жизнь.

В конце 1970 года в облисполкоме был образован отдел юстиции, на который были возложены функции подбора кадров судов, организационное и материально-техническое обеспечение их деятельности. Я был назначен начальником этого отдела, где проработал 7 лет. Не могу сказать, что эта работа мне нравилась, однако я старался добросовестно выполнять все возложенные на меня обязанности.

В те годы властями мало уделялось внимания созданию условий для работы судов. Здания судов находились в плачевном состоянии. Средств на строительство и ремонт практически не выделялось или выделялись мизерные суммы. Но нам, при содействии Министерства юстиции и облисполкома, удалось построить здания народных судов г.Пензы, Пензенского, Тамалинского, Неверкинского, М-Сердобинского, Иссинского, Шемышейского, Башмаковского районных и Сердобского городского судов. Многие здания были отремонтированы.

Также в компетенцию отдела юстиции входили вопросы подбора кадров судей и судебных исполнителей. Помню, Министерство юстиции настаивало не представлять к избранию судьями И.И.Назарова и И.В.Леднева, имеющих среднее юридическое образование. Пришлось приложить немало усилий, чтобы изменить мнение Министерства в отношении этих кандидатов. Поскольку, несмотря на отсутствие высшего юридического образования, они имели огромный опыт работы, выносили судебные решения в строгом соответствии с законом.

Работа отдела юстиции Пензенского облисполкома Министерством юстиции оценивалась положительно. За работу по руководству отделом я был награжден орденом «Трудового красного знамени», неоднократно поощрялся Министром юстиции РСФСР.

По выходу Н.В.Логинова на пенсию, мне предложили должность председателя областного суда. Мне всегда нравилась судебная работа, и я согласился. В апреле 1978 года я был избран председателем Пензенского областного суда.

Специфика работы областного суда, заключающаяся в проверке законности вынесенных народными судами приговоров и решений, а также постановлений по административным материалам, предопределяет и требования к его судьям, которые должны быть высококвалифицированными специалистами, имеющими практический опыт работы в судебной системе. Кроме того, областной суд рассматривает отнесенные законом к их компетенции наиболее сложные уголовные и гражданские дела, также требующие высокой квалификации и знания законодательства. И такой костяк грамотных юристов, отвечающих высокому званию судьи, был образован. В первую очередь, хочется назвать таких судей, как: В.Д.Кулясов, Г.М.Вершинина, Н.К.Дубинин, Е.А.Худин, А.В.Терехов, Т.Г.Кузнецова, М.И.Земцова, В.Н.Петров, А.М.Голубева, Т.А.Демина и другие. Этим судьям можно было поручать рассмотрение дел любой сложности. Они также блестяще обобщали судебную практику, давали консультации, помогали в работе народным судьям.

Особо хочется отметить заместителей председателя областного суда, которые, к сожалению, ушли из жизни. Это - Алексей Васильевич Семенов и Нина Ивановна Орешкина. Они умело руководили работой судебных коллегий по уголовным и гражданским делам, квалифицированно рассматривали особо сложные дела по первой инстанции.

На смену ушедших на пенсию судей в областной суд подбирались наиболее грамотные, квалифицированные юристы из числа народных судей. Можно гордиться такими судьями Пензенского областного суда, как: С.А.Разумов, В.С.Коннов, И.И.Грицких, в настоящее время работающими в Верховном Суде РФ.

Из состава народных судей на должность заместителя председателя областного суда была избрана А.Ф.Матюшенко, которая в настоящее время умело осуществляет руководство судебной коллегией по гражданским делам.

В областной суд пришли работать молодые опытные судьи из районных судов, такие как В.А.Земцов, Ю.Н.Хорольский, А.Н.Бацев и другие. Такой состав судей областного суда успешно осуществлял правосудие в области.

Однако серьезной проблемой того времени было создание условий для работы коллектива областного суда. В старом здании суда, располагавшемся на улице Белинского, судьи работали в стесненных условиях. В небольших кабинетах ютилось по несколько судей, что, безусловно, не лучшим образом отражалось на их работе. Мое постоянное обращение в соответствующие органы по поводу строительства нового здания для областного суда или хотя бы замене на более просторное помещение, оставалось без ответа. Дело сдвинулось с мертвой точки лишь тогда, когда вышел Указ Президента Российской Федерации о передаче зданий, занимаемых партийными органами, судам.

Подготовив письмо с просьбой выделить нам помещение, я обратился к главе администрации области А.Кондратьеву, который совместно с главой администрации города Пензы Ф.Дубинчуком, принял решение: передать областному суду вновь построенное здание Ленинского райкома партии. Новое помещение, бесспорно, отличалось от старого. В нем мы смогли выделить каждому судье кабинет, неплохо разместить и другие подразделения областного суда. Таким образом, все необходимые условия для нормальной работы были созданы.

Большое внимание руководством облсуда уделялось подбору людей на должности секретарей судебных заседаний, других работников аппарата, от которых во многом зависит успешная работа суда. В этих подразделениях работали и сейчас, я уверен, работают преданные делу люди.

Работа облсуда не раз отмечалась в Верховном Суде РФ. По мнению руководства и работников последнего, Пензенский областной суд и суды области, как правило, грамотно и со всей ответственностью разрешали вопросы по осуществлению правосудия.

После моего ухода в отставку, по достижении пенсионного возраста, на должность председателя областного суда был выдвинут опытный, высококвалифицированный юрист Виктор Александрович Терехин, на тот момент являвшийся моим заместителем. Желаю ему всяческих успехов.

Виктор Александрович Терехин. Председатель Пензенского областного суда с 1998 по 2006гг.)

Виктор Александрович родился 1 ноября 1952 г. в с. Ключи Кондольского (ныне Малосердобинского) района Пензенской области. В 1978г. с отличием окончил Саратовский юридический институт и аспирантуру Саратовской государственной академии права. Был председателем Корсаковского городского суда Сахалинской области, с 1985 по 1995гг. работал в должности зам. председателя, председателя Сахалинского областного суда. В 1995г. назначен заместителем председателя, а 11 ноября 1998г. Указом Президента РФ – председателем Пензенского областного суда. Избирался членом Высшей квалификационной коллегии судей РФ, членом Совета судей РФ. Имеет ученую степень кандидата юридических наук. Награжден орденом Почета, двумя медалями, почетным знаком губернатора Пензенской области «Во славу земли Пензенской». Ему присвоено почетное звание Заслуженный юрист РФ.

«В Пензенский областной суд я пришел в статусе заместителя председателя суда и был третьим по счету замом: в суде уже работали В.А.Земцов и А.Ф.Матюшенко. Передо мной была поставлена основная задача – подготовка суда к рассмотрению уголовных дел с участием присяжных заседателей. Мы готовили судей, аппарат суда, оборудовали служебные помещения и залы судебных заседаний. Сначала был введен зал заседаний на втором этаже, потом – на первом. А вскоре мне передали функциональные обязанности по организации и рассмотрению облсудом уголовных дел по первой инстанции», - вспоминает В.А.Терехин.

Организационные вопросы по введению суда присяжных заняли ни один год, была проделана значительная работа, что позволило на достаточно высоком уровне в 2003г. провести первый процесс с участием присяжных заседателей. Надо отметить, что этот удачный опыт позволил и в дальнейшем качественно рассматривать такие дела. В последующие годы никаких проблем с судами присяжных не возникало.

На должность председателя облсуда В.А.Терехин был назначен в ноябре 1998г.

«Петр Александрович Симонов, работавший длительное время до меня председателем, очень много сделал для областного суда. Он сформировал прекрасный, работоспособный коллектив, заложил самые добротные, фундаментальные основы для судебной деятельности. И мне было легче продолжать начатое, поэтому первое, что я сделал в статусе председателя, это публично через СМИ высказал в его адрес слова глубокой благодарности. И сейчас я его часто вспоминаю только добрыми словами», - говорит Виктор Александрович.

Когда В.А.Терехин работал в должности заместителя, он столкнулся с определенными неудобствами, связанными с тем, что не были четко определены его функциональные обязанности. Став председателем, он в целях улучшения организации работы как областного суда, так и судебной системы области, одним из первых в России поставил вопрос о введении в облсуде должности первого заместителя председателя суда. Вопрос решился положительно. На новую должность был назначен самый авторитетный и грамотный судья областного суда Евгений Александрович Худин.

Большое внимание уделялось снижению служебной нагрузки. «Я заметил, что судьи Пензенского облсуда были слишком перегружены. По штатной численности на то время было всего 25 судей, а для области с численностью населения в 1,5 млн. человек - это было неоправданно мало. Поэтому перед Москвой был поставлен вопрос об увеличении количества судей. К счастью, нашу просьбу удовлетворили. И сразу в первые два – три годы мы получили 9 единиц, затем – ещё несколько судей. При подборе кандидатов мы сделали ставку на профессионалов, то есть людей, имеющих самую высокую квалификацию, настоящих правоведов. Поэтому мы пригласили не только лучших судей районных судов, но и работников прокуратуры области. Благодаря этим мерам нам удалось несколько оптимизировать служебную нагрузку и решить многие другие проблемы в обеих судебных коллегиях суда»,- вспоминает Виктор Александрович.

В декабре 1998г. был принят Федеральный Закон «О мировых судьях в Российской Федерации», который устанавливал для области 69 должностей мировых судей. При реализации закона руководитель суда столкнулся с множеством правовых и организационных вопросов по возрождению мировой юстиции в Пензенской области. Были подготовлены многие проекты нормативных актов, подобраны кандидаты на должности мировых судей.
В статье В.А.Терехина, опубликованной в журнале «Российская юстиция» в 2000г., говорилось: « Как и прогнозировалось, самой сложной стала проблема не столько правового, сколько финансово - экономического порядка. Отсутствие в регионе достаточного финансирования сдерживало законотворческий процесс, а в настоящее время не позволяет расширить территорию судебной юрисдикции мировых судей. По этой причине принято решение об их поэтапном назначении. 14 июля 2000 г. на сессии Законодательного собрания области назначена первая группа мировых судей на судебные участки 15 наиболее сложных по уровню социальной конфликтности районов области. С 10 августа текущего года назначенные судьи, пройдя практическую подготовку в соответствующих районных судах и ознакомившись с территориями своих судебных участков, приступили к выполнению основной функции - осуществлению правосудия. А оставшиеся вакансии на 33 судебных участках будут заполняться по мере изыскания финансовых средств на содержание аппарата и обустройство рабочих мест». Первый заместитель Председателя Верховного Суда РФ В.И.Радченко во время визита в Пензу отметил, что наша область была в числе лидеров в России по введению этого института.

В начале XXI века остро встал вопрос об улучшении условий работы суда, создания современных рабочих мест. Для разрешения этой проблемы закупили компьютеры, была установлена локальная сеть, внедрена видеоконференцсвязь с СИЗО и Верховным Судом РФ. Специальное оборудование установлено в зале, где рассматриваются уголовное дела в кассационном порядке, в зале Президиума. Залы судебных заседаний оснастили техническими средствами аудиофиксации процесса.

Благодаря поддержке руководства Судебного департамента при Верховном Суде РФ, был проведен ремонт здания: капитальный ремонт лестничных маршей, фойе, подпорных стенок; надстроен четвертый этаж, составлен проект надстройки второй очереди.

Значительно изменилась структура аппарата суда. Введены новые должности помощника председателя, администратора суда, пресс-секретаря.

В определенный период необходимо было существенно улучшить организацию работы районных судов, и усилить контроль за их деятельностью со стороны областного суда. Было принято решение проверить во всех судах работу председателей по организации правосудия на соответствующих территориях.
«В первое время проведения проверок пришлось взять на себя исполнение неблагодарных функции – мы были вынуждены попросить уйти в отставку нескольких председателей райсудов, кто по каким-то причинам просто не мог навести должный порядок. Правда, мы подходили здесь строго избирательно. Ушли лишь те, кто имел выслугу лет для назначения им пожизненного содержания. И, напротив, мы стали активно поощрять тех председателей, кто успешно справлялся с работой. Мы пошли на беспрецедентный шаг – добились присвоения 1 квалификационного класса ряду председателям районных судов. А это ведь сверх установленного потолка присвоения судейской классности. По общему правилу, 1 квалификационный класс судьи для судов районного уровня не предусмотрен. А председателю Никольского районного суда Марии Павловне Черняевой даже был присвоен Высший квалификационный класс судьи, она была награждена орденом Почета», - говорит В.А.Терехин.

Все эти меры позволили существенно повысить качество рассмотрения дел и оперативность правосудия, значительно сократить количество поступающих жалоб на волокиту районных судов.

Специально к 65-летию областного суда издана книга, рассказывающая о людях, которые работали и работают в суде. Ранее по просьбе областного суда известный краевед В.Савин написал историю пензенского правосудия. Была издана его книга «Исполняя законы России…».

Сейчас Виктор Александрович является профессором, заведующим кафедрой правосудия Пензенского государственного университета. Он довольно часто общается с коллегами, сотрудничает со многими изданиями (он автор свыше 60 научных работ), в том числе и с журналом «Власть судебная в Пензенской области».

«На каждом этапе развития судебной системы стоят новые задачи, общество предъявляет к судам и судьям все более повышенные требования . И хочется пожелать действующему председателю – Алексею Дмитриевичу Шишкину и коллективу суда всяческих успехов на этом нелегком пути. Меня радует, что Пензенский областной суд, качество и оперативность осуществляемого в области правосудия являются одними из лучших в России. Пользуясь случаем, от всей души поздравляю всех с замечательным событием – 70-летним юбилеем суда, пожелаю судьям и сотрудникам аппарата суда самого крепкого здоровья, благополучия, оптимизма и новых свершений во благо пензенского правосудия. Пусть в каждом рассмотренном Вами судебном деле торжествует правда, истина и справедливость», - сказал В. А.Терехин.

Указом Президента РФ от 30 ноября 2006г. Председателем Пензенского областного суда назначен Алексей Дмитриевич Шишкин.