27 февраля 2017 года, 17:58  |  Аналитика

В 2016 году в порядке уголовного производства на апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по уголовным делам поступило 1 415 уголовных дел и материалов, что на 7,2 % больше, чем в 2015 году (1 320).

В структуре поступивших в 2016 году дел по характеру обжалованных и опротестованных судебных актов удельный вес апелляционных жалоб составил 95,5 % или 1 352 (в 2015 г. - 90,8 % или 1 199), апелляционных представлений – 4,4 % или 63 (в 2015 г. – 9 % или 119). Таким образом, число обращений прокуратуры в апелляционную инстанцию уменьшилось на 47 %.

В 2016 г. из суда кассационной инстанции на новое апелляционное рассмотрение дела не поступали (в 2015 г. поступило 2 дела).

Возвращено в суды районного звена без рассмотрения в связи с отзывом жалоб или представлений 46 апелляционных дел или 3,2 % от общего числа поступивших на апелляционное рассмотрение (в 2015 г. – 51 или 3,9 %).

Всего за отчетный период окончено производством 1 350 апелляционных дел, что на 7 % больше, чем в 2015 г., когда было окончено 1 261 дело.

По результатам апелляционного рассмотрения уголовных дел и материалов судебной коллегией было вынесено 13 частных определений (постановлений) о нарушениях закона, допущенных при рассмотрении дела нижестоящим судом (11), другого характера (2). В 2015 году было вынесено также 13 частных определений.

В 2016 г. дел и материалов, рассмотренных в апелляционном порядке с нарушением установленных процессуальных сроков, не имелось. В 2015 г. нарушений сроков также допущено не было.

В 2016 г. всего рассмотрено жалоб и представлений (по числу лиц) – 1 435, в 2015 г. – 1 368.

Средняя нагрузка на судью в 2016 году составила 9,9 дела в месяц (в 2015 году – 9,2).

Доля рассмотренных жалоб и представлений (по числу лиц) на обвинительные приговоры составила 517 или 36 % от общего числа рассмотренных, на оправдательные – 1; на определения и постановления о прекращении дела – 2, о применении принудительных мер к невменяемым – 0, о возвращении дела прокурору – 25. Для сравнения, аналогичные показатели в 2015 г. составили соответственно: на обвинительные приговоры – 511 или 37,3 % от общего числа рассмотренных, оправдательные – 0; на определения и постановления о прекращении дела – 4, о применении принудительных мер к невменяемым – 2, о возвращении дела прокурору – 46.

По итогам 2016 г. число дел, рассмотренных апелляционной инстанцией по другим жалобам и представлениям по сравнению с 2015 г., увеличилось и составило 751 (по числу лиц) или 52,3 % от общего числа оконченных (в 2015 г. – 660 или 48,2 %).

Доля рассмотренных в 2016 г. в апелляционном порядке жалоб и представлений на постановления судов первой инстанции по ходатайствам об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей относительно 2015 г. уменьшилась и составила 9,7 % или 139 (в 2015 г. – 10,6 % или 145).

Структура поступивших на апелляционное рассмотрение уголовных дел с приговорами, решениями о прекращении дела и о применении принудительных мер к невменяемым в 2016 г. (по числу лиц) несколько отличается от 2015 г. и представлена следующими категориями преступлений (всего – 520, в 2015 г. – 517):

– убийство – 32 или 6,2 % (в 2015 г. – 24 или 4,6 %),

– умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью – 66 или 12,7 % (в 2015 г. – 65 или 12,6 %),

– посягательства против половой неприкосновенности и половой свободы личности – 22 или 4,2 % (в 2015 г. – 30 или 5,8%),

– кража – 94 или 18,1 % (в 2015 г. – 105 или 20,3 %),

– мошенничество, присвоение и растрата – 39 или 7,5 % (в 2015 г. – 34 или 6,6 %),

– грабеж – 35 или 6,7 % (в 2015 г. – 42 или 8,1 %),

– разбой – 19 или 3,6 % (в 2015 г. – 13 или 2,5 %),

– неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения – 8 или 1,5 % (в 2015 г. – 16 или 3,1 %),

– незаконные действия по обороту наркотических средств и психотропных веществ – 86 или 16,5 % (в 2015 г. – 90 или 17,4 %),

– нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта – 45 или 8,6 % (в 2015 г. – 29 или 5,6 %),

– преступления против интересов службы в органах власти и местного самоуправления, а также против лиц, осуществляющих правосудие и предварительное расследование, других представителей власти – 28 или 5,4 % (в 2015 г. – 21 или 4,1 %).

Обвинительных приговоров, рассмотренных по первой инстанции судами районного звена, отменено в отношении 23 лиц или 4,4 % от общего числа обжалованных обвинительных приговоров (517). В 2015 г. отменено в отношении 31 лица или 6 % от обжалованных обвинительных приговоров, вынесенных районными судами.

Структура судебных решений, принятых апелляционной инстанцией, по сравнению с 2015 г. не претерпела значительных изменений – 23 обвинительных приговора, постановленных судами районного звена, или 4,4% от общего числа обжалованных – отменены с направлением дела на новое судебное разбирательство.

В 2015 г. – 30 обвинительных приговоров, постановленных судами районного звена, или 5,8 % от общего числа обжалованных, – отменены с направлением дела на новое судебное разбирательство, в отношении 1 лица приговор отменен с возвращение уголовного дела прокурору.

Решения об отмене приговоров и вынесении оправдательного либо обвинительного приговоров судом апелляционной инстанции в 2016 году, как и в 2015 году, не принимались.

Кроме того, в 2016 г. отменено 2 постановления о прекращении уголовных дел.

В 2016 году в апелляционном порядке рассмотрен оправдательный приговор в отношении 1 лица (оставлен без изменения), в прошлом году в апелляционном порядке оправдательные приговоры судов районного звена не рассматривались.

Качество отправления правосудия к числу обжалованных в апелляционном порядке приговоров в 2016 г. по сравнению с 2015 г. улучшилось и составило 89,6 % (в 2015 г. – 87,1 %).

Стабильность судебных решений районных судов к числу оконченных дел в 2016 г. составила 98,6 % (в 2015 г. – 98,3 %).

Основными причинами отмены неправосудных приговоров (всего 23) в апелляционном порядке, как и ранее, являются:

- несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела – в отношении 4 лиц (17,4 %) (в 2015 г. - в отношении 3 лиц или 9,7 %);

- существенные нарушения уголовно-процессуального закона – в отношении 18 лиц (78,3 %) (в 2015 г. - в отношении 22 лиц или 70,9 %);

- несправедливость приговора – по данному основанию приговоры не отменялись (в 2015 г. – не отменялись);

- неправильное применение уголовного закона – в отношении 1 лица (4,3 %) (в 2015 г. - в отношении 6 лиц или 19,4 %).

Кроме того, в 2016 г. было отменено постановлений о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ в отношении 13 лиц (в 2015 г. – в отношении 26 лиц).

При рассмотрении дела в судебном заседании судом должны быть приняты все предусмотренные законом меры для полного, всестороннего, непосредственного, тщательного исследования доказательств, должно быть проверено качество предварительного расследования и соблюдение требований УПК РФ при его производстве.

Однако эти требования закона не всегда выполняются судами надлежащим образом, что, как правило, влечет за собой отмену приговоров в апелляционном порядке.

Данную ситуацию можно проиллюстрировать следующими примерами.

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела послужило основанием для отмены приговора Земетчинского районного суда (судья ФИО) в отношении Кирюшкина А.В., осуждённого по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Как следует из описательной части приговора, суд признал установленным, что Кирюшкиным А.В. было совершено умышленное причинение потерпевшей К.Н.А. телесных повреждений в виде открытой черепно-мозговой травмы с переломом костей носа, костей черепа и кровоизлиянием под оболочки и вещество головного мозга, повлекших тяжкий вред здоровью потерпевшей по признаку опасности для жизни, состоящих в прямой причинной связи со смертью потерпевшей.

Однако согласно заключению судебно-медицинской экспертизы трупа К.Н.А. причиной её смерти явилась открытая черепно-мозговая травма с переломом костей носа, костей черепа и кровоизлиянием под оболочки и вещество головного мозга, осложнённая гнойным менингоэнцефалитом.

Таким образом, в приговоре указана причина смерти потерпевшей, не соответствующая выводам судебно-медицинской экспертизы.

Кроме того, суд допустил противоречивые суждения о форме и виде вины осуждённого по отношению к наступлению смерти потерпевшей К.Н.А.: признав доказанной неосторожную форму вины, указал, что Кирюшкин «должен был предвидеть наступившие последствия, однако легкомысленно относился к смертельному исходу».

Судебная коллегия посчитала, что данные противоречия не могут быть устранены судом апелляционной инстанции.

Ввиду нарушения норм уголовно-процессуального закона был отменен приговор Сердобского городского суда (судья ФИО.) в отношении Постнова Д.М., осуждённого по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Согласно требованиям статьи 271 УПК РФ суд рассматривает каждое заявленное участниками процесса ходатайство и удовлетворяет его либо выносит определение или постановление об отказе в удовлетворении ходатайства.

Из смысла приведённой нормы закона следует, что решение суда об удовлетворении либо отказе ходатайства должно быть мотивированным.

Однако суд в постановлениях об отказе в удовлетворении ходатайств адвоката Г.А.В. о признании доказательств недопустимыми и об исключении их из числа доказательств не мотивировал свои решения, не привёл ни одного довода, послужившего основанием для отказа в удовлетворении ходатайств.

Кроме того, при назначении Постнову Д.М. наказания в виде лишения свободы за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 286 УК РФ, суд не обосновал своё решение и не обсудил вопрос о возможности назначения другого вида наказания.

Судебная коллегия посчитала, что изложенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона не могут быть устранены судом апелляционной инстанции.

Ввиду существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона был отменен приговор Бековского районного суда (судья ФИО) в отношении Климушина Н.В., осуждённого по ч. 1 ст. 159 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Однако данные требования судом не были выполнены.

Как усматривается из приговора, излагая обстоятельства преступления, квалифицированного как мошенничество, суд не установил форму вины, мотивы и цели совершения Климушиным Н.В. установленных в приговоре действий, не указал, в какой момент у осуждённого возник умысел на совершение преступления и на что конкретно он был направлен, а также не был раскрыт квалифицирующий признак совершения мошенничества «путём обмана».

При таких обстоятельствах судебная коллегия отменила приговор суда с передачей уголовного дела на новое рассмотрение, поскольку изложенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судом в ходе уголовного судопроизводства, не могут быть устранены судом апелляционной инстанции.

Ввиду нарушения норм уголовно-процессуального закона был отменен приговор Белинского районного суда (судья ФИО.) в отношении Сиркина А.М, осуждённого по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе предварительного слушания подсудимым Сиркиным был заявлен отвод защитнику К.Л.В., при этом в протоколе предварительного слушания отражено, что суд, выслушав мнение участников процесса по заявленному отводу, удалился в совещательную комнату, по выходе из которой огласил принятое решение и продолжил судебное заседание. Однако само постановление о результатах рассмотрения судом отвода защитнику К.Л.В. и мотивах принятого решения в материалах дела отсутствует.

В соответствии с ч. 6 ст. 65 УПК РФ если одновременно с отводом судье заявлен отвод кому-либо из других участников производства по уголовному делу, то в первую очередь разрешается отвод судьи.

По данному делу указанные требования закона были нарушены.

Как следует из протокола судебного заседания и материалов уголовного дела, в ходе судебного разбирательства подсудимым Сиркиным А.М. неоднократно одновременно с отводом судье были заявлены отводы государственному обвинителю и секретарю судебного заседания, которые судом разрешались одновременно, а 2 и 23 декабря 2015 года отводы судье, государственному обвинителю и секретарю судебного заседания были рассмотрены и разрешены судом ещё и одновременно с ходатайством подсудимого о передаче уголовного дела для рассмотрения в Пензенский областной суд.

Кроме того, в нарушение ч. 2 ст. 256 УПК РФ не все из вышеуказанных отводов разрешались в совещательной комнате с вынесением соответствующего процессуального документа.

Также при замене в ходе судебного разбирательства государственного обвинителя Х.Э.К. на К.Н.В. последней в нарушение УПК РФ не был объявлен состав суда, кто является защитником и секретарём судебного заседания, а также не выяснялся вопрос о наличии или отсутствии у нее отводов.

Аналогичные нарушения закона были допущены судом и при назначении Сиркину А.М. защитника - адвоката К.С.М. вместо адвоката К.Л.В., при этом судом не выяснялся вопрос у других участников процесса о наличии у них отводов данному защитнику.

Кроме того, в нарушение ст. 15 УПК РФ суд фактически инициировал исследование стороной обвинения в судебном заседании протокола проверки показаний Сиркина А.М. на месте от 31 марта 2015 года и просмотр видеозаписи данного следственного действия при отсутствии соответствующего ходатайства стороны обвинения.

Кроме того, судом в основу приговора в отношении Сиркина были положены недопустимые доказательства и доказательства, которые не исследовались в ходе судебного разбирательства.

Судебная коллегия посчитала, что вышеуказанные нарушения уголовно-процессуального закона не могут быть устранены судом апелляционной инстанции.

Ввиду неправильного применения уголовного закона при назначении наказания был отменен приговор Спасского районного суда (судья ФИО), постановленный в особом порядке судебного разбирательства, которым Горбачев Е.Ю., судимый, - осуждён по п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев на основании ст. 73 УК РФ с возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Суд при постановлении приговора нарушил требования ч. 1 ст. 60 УК РФ об общих началах назначения наказания, которое должно соответствовать, в том числе, и положениям Общей части УК РФ.

Так, в соответствии с требованиями п. «в» ч. 1 ст. 73 УК РФ условное осуждение не назначается при опасном или особо опасном рецидиве.

Однако, назначая наказание Горбачеву Е.Ю., обоснованно признав в его действиях опасный рецидив преступлений, суд в нарушение требований п. «в» ч. 1 ст. 73 УК РФ постановил считать назначенное наказание условным.

Изменено в 2016 г. в апелляционном порядке обвинительных приговоров, рассмотренных по первой инстанции судами районного звена, в отношении 29 лиц, что составляет 5,6 % к числу обжалованных (517), с изменением квалификации со смягчением наказания – 5 или 17,2 %, без изменения квалификации со смягчением наказания – в отношении 20 лиц или 69 %, без изменения квалификации с усилением наказания – в отношении 4 лиц или 13,8 % (в 2015 г. изменено – 35 или 6,8 %, в том числе, с изменением квалификации - в отношении 1 лица).

Основанием изменения приговоров явились (всего 29):

- несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела – в отношении 6 лиц (20,7 %) (в 2015 г.- в отношении 5 лиц или 14,3 %);

- существенные нарушения уголовно-процессуального закона – в отношении 1 лица (3,4 %) (в 2015 по данному основанию не изменялись);

- несправедливость приговора – в отношении 5 лиц (17,2 %) (в 2015 г.- в отношении 2 лиц или 5,7 %);

- неправильное применение уголовного закона – в отношении 17 лиц (58,7 %) (в 2015 г.- в отношении 28 лиц или 80 %).

Проиллюстрировать практику изменений приговоров можно следующими примерами.

Несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела явилось основанием для изменения приговора Белинского районного суда (судья ФИО), которым Бареева Г.А. судимая, осуждена по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В соответствии со ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не допущено превышение пределов необходимой обороны.

Право на необходимую оборону имеют в равной степени все лица.

Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.

Судом данные положения закона были нарушены.

Как следует из материалов дела, потерпевший Б.И.И. догнал Барееву Г.А. на ступеньках крыльца, ведущих в ее дом, нанёс ей удар ногой в верхнюю часть бедра, от которого она упала, поднявшись, она забежала в дом, куда вошел потерпевший и нанёс ей ещё один удар в область грудной клетки, в ответ на эти действия осуждённая ударила потерпевшего ножом.

Данные обстоятельства подтвердила в судебном заседании не только сама осуждённая Бареева, но и потерпевший Б.И.И.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия признала, что в момент инкриминируемого осуждённой Бареевой деяния последняя находилась в состоянии необходимой обороны, однако выбранный ею способ защиты явно не соответствовал степени опасности посягательства. При этом, несмотря на то, что ее действия при превышении пределов необходимой обороны и являлись умышленными, их, по мнению судебной коллегии, необходимо квалифицировать из фактически наступивших последствий – в части причинения тяжкого вреда здоровью Б.И.И. по ч. 1 ст. 114 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны.

Судебная коллегия переквалифицировала действия Бареевой Г.А. с п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ, по которой назначила наказание с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ в виде 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима, а также исключила из описательно-мотивировочной части приговора указание о наличии в действиях Бареевой Г.А. опасного рецидива преступлений, признав в ее действиях рецидив преступлений, предусмотренный ч. 1 ст. 18 УК РФ.

Ввиду неправильного применения норм уголовного закона при назначении наказания изменен приговор Зареченского районного суда (судья ФИО), которым Давыдов А.В. осуждён по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ с применением ч. 2 ст. 64 УК РФ - к 4 годам лишения свободы, по ст. 264.1 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ - к 6 месяцам лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами (лишением права управления транспортными средствами), на срок 2 года, по ст. 264.1 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ - к 6 месяцам лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами (лишением права управления транспортными средствами), на срок 2 года; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами (лишением права управления транспортными средствами), на срок 3 года.

Согласно ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части УК РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Суд, назначая наказание ранее несудимому Давыдову А.В. за совершение дважды управления автомобилем в состоянии опьянения, будучи лицом, подвергнутым административному наказанию за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения по ст. 264.1 УК РФ, данное требование закона не выполнил.

С учетом изложенного, судебная коллегия смягчила Давыдову А.В. наказание по ст. 264.1 УК РФ (за преступление от 18 февраля 2016 года), назначив 240 часов обязательных работ с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок 2 года, по ст. 264.1 УК РФ (за преступление от 25 марта 2016 года), назначив 240 часов обязательных работ с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок 2 года, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 3 ст. 228.1УК РФ, ст.ст. 264.1, 264.1 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний с учётом положений ст. 71 УК РФ (из расчета соответствия 1 дню лишения свободы 8 часов обязательных работ) окончательно назначила 4 года 1 месяц лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок 3 года.

В связи с неправильным применением закона при назначении наказания изменен приговор Иссинского районного суда (ФИО), постановленный в особом порядке судебного разбирательства, в отношении Львова В.В., осуждённого по ч. 1 ст. 318 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

При назначении наказания Львову В.В. суд первой инстанции признал обстоятельством, отягчающим наказание, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Между тем в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ само по себе совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, не является единственным и достаточным основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание. При разрешении вопроса о возможности признания указанного состояния лица в момент совершения преступления отягчающим обстоятельством надлежит принимать во внимание характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения, влияние состояния опьянения на поведение лица при совершении преступления, а так же личность виновного.

Однако суд, признав совершение Львовым В.В. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, обстоятельством, отягчающим наказание, свои выводы в приговоре не мотивировал.

При таких обстоятельствах судебная коллегия исключила из приговора указание на отягчающее наказание обстоятельство - совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, и снизила назначенное Львову В.В. наказание в виде лишения свободы до 1 года 5 месяцев.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

В связи с неправильным применением норм уголовного закона при назначении наказания изменен приговор Каменского городского суда (судья ФИО) в отношении Новикова С.В., осуждённого по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 1 году 6 месяцам ограничения свободы с лишением на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок 2 года, с возложением в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ определённых судом ограничений.

По смыслу закона, если суд на основании исследованных доказательств установит, что указанные в статье 264 УК РФ последствия наступили не только вследствие нарушения лицом, управляющим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, но и ввиду несоблюдения потерпевшим конкретных пунктов правил (например, переход пешеходом проезжей части с нарушением требований ПДД РФ), то эти обстоятельства могут быть учтены судом, как смягчающие наказание.

Судебная коллегия, принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, признала противоправное поведение потерпевшего, допустившего при переходе проезжей части нарушения требований ПДД РФ, обстоятельством, смягчающим наказание Новикова С.В.

С учетом изложенного, судебная коллегия снизила назначенное Новикову С.В. основное наказание до 1 года 3 месяцев ограничения свободы, дополнительное наказание в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, до 1 года 9 месяцев, а также снизила размер компенсации морального вреда, взысканного с Новикова С.В. в пользу М.А.С..

В связи с неправильным применением закона при назначении наказания изменен приговор Камешкирского районного суда (ФИО), постановленный в особом порядке судебного разбирательства, которым Карнугаев В.В. осуждён по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года на основании ст. 73 УК РФ.

Таким образом, как видно из приговора, суд, назначив Карнугаеву В.В. окончательное наказание по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, фактически не сложил его.

С учётом изложенного судебная коллегия на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 2 ст. 228 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначила Карнугаеву В.В. наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Несправедливость приговора вследствие его чрезмерной суровости послужила основанием для изменения приговора Сердобского городского суда (судья ФИО), которым Жердев В.В. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением ограничений, указанных в приговоре суда.

Судом при решении вопроса о назначении осуждённому наказания необоснованно не были признаны в качестве смягчающих наказание обстоятельств явка с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступления, поскольку Жердев В.В. в ходе предварительного следствия в собственноручном объяснении признал совершение им преступных действий в отношении потерпевшей и изложил лишь ему известные обстоятельства причинения смерти Ж.Л.А. с указанием времени, места совершения преступления и т.д.

С учетом изложенного, судебная коллегия признала в действиях Жердева В.В. обстоятельствами, смягчающими наказание, предусмотренные п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ явку с повинной и активное способствование расследованию преступления, и смягчила осуждённому наказание по ч. 1 ст. 105 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ до 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Несправедливость приговора вследствие его чрезмерной мягкости послужила основанием для изменения приговора Пензенского районного суда (ФИО), постановленного в особом порядке судебного разбирательства, в отношении Копосова В.В., осуждённого по ч. 1 ст. 318 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года на основании ст. 73 УК РФ.

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Между тем по настоящему делу суд при назначении наказания Копосову В.В. вышеуказанные требования учёл не в полной мере, поскольку наказание, назначенное осуждённому в виде лишения свободы условно, не соответствует его личности, характеру и степени общественной опасности совершённого преступления, обстоятельствам его совершения.

При таких обстоятельствах судебная коллегия, снизив срок назначенного Копосову В.В. наказания, исключила из приговора указание на применение ст. 73 УК РФ и посчитала Копосова В.В. осуждённым по ч. 2 ст. 318 УК РФ с применением ч. 1 и ч. 5 ст. 62 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В целях улучшения качества рассмотрения уголовных дел и соблюдения норм уголовного и уголовно-процессуального закона судебная коллегия рекомендует председателям судов обсудить данную информацию на оперативном совещании с судьями.

Председатель 3-го судебного состава коллегии по уголовным делам  Т.Д. Акатова