13 декабря 2017 года, 16:45  |  Пресс-служба

Пензенский областной суд оставил без изменения решение Первомайского районного суда г. Пензы от 6 октября 2017 г., которым удовлетворены требования Е. о защите прав потребителя.

В исковом заявлении Е. указал, что 21 февраля 2016 г. он заключил с К. договор поставки запасных частей для автомобиля марки «Газель» в течение 50 дней с момента оплаты. В день заключения договора Е. передал К. 139 000 руб. В июне 2016 года транспортное средство было передано ответчику для установки на него запчастей, однако условия договора не исполнены из-за недопоставки комплектующих, автомобиль, переданный К., находится в неработоспособном состоянии. В мае 2017 г. Е. обратился к ответчику с претензией, в которой заявил об отказе от исполнения договора, возврате денежных средств и переданного транспортного средства, но его требования не были удовлетворены.

Истец просил суд расторгнуть договор поставки, обязать К. вернуть денежные средства и автофургон в первоначальном состоянии, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда, неустойку, расходы на оплату услуг представителя, штраф и убытки.

Представитель ответчика в судебном заседании возражал против заявленных требований, указав, что установка, монтаж, сбор поставляемых запасных частей в предмет договора не входили и обязательств в этой части должник на себя не принимал. Истец сам отказывается принимать автомобиль с установленными деталями. По мнению ответчика, истец использует Газель не в личных, а в коммерческих целях, и заключенный договор не предполагает применение к спорным отношениям положений Закона РФ «О защите прав потребителей».

Суд, проанализировав материалы дела, пришёл к выводу об удовлетворении требований Е., поскольку ответчиком в нарушение ст. 56 ГПК РФ не представлено доказательств исполнения договора поставки в полном объеме и в срок, предусмотренный договором.

Доводы продавца автозапчастей о невозможности применения к данным правоотношениям Закона «О защите прав потребителей» суд признал несостоятельными, поскольку, несмотря на именование заключенного между сторонами договора как «договор поставки», фактически имело место заключение договора купли-продажи товара для использования в личных целях, а не для предпринимательской деятельности.

В результате суд постановил взыскать с ответчика в пользу истца в связи с отказом от исполнения договора денежные средства в сумме 139 000 руб., неустойку за нарушение срока оказания услуг, моральный вред, штраф, а всего - 300 000 руб. Также Е. обязан возвратить автомобиль без установленных на него новых запчастей, то есть в первоначальном состоянии.

Не согласившись с решением, представитель ответчика подал апелляционную жалобу, которая судебной коллегией по гражданским делам Пензенского областного суда оставлена без удовлетворения.

Решение вступило в законную силу 12 декабря 2017 г.