27 ноября 2017 года, 09:19  |  Пресс-служба

Пензенский областной суд пересмотрел решение Октябрьского районного суда г. Пензы от 22 мая 2017 г. и вынес новое решение, которым частично удовлетворил исковые требования Ц. к ГБУЗ «Пензенский городской родильный дом» о возмещении расходов на погребение, материального ущерба и компенсации морального вреда.

Истец Ц., действуя также в интересах двоих несовершеннолетних детей, обратился в суд с иском, в котором указал, что 10 марта 2014 г. его супруга в ГБУЗ «Пензенский городской родильный дом» родила девочку. Через четыре дня они с ребенком были выписаны домой. С 18 марта у женщины стала подниматься высокая температура. Она обратилась в роддом, где по итогам обследования ей была проведена операция, в ходе которой она скончалась. Согласно экспертному заключению гибель пациентки наступила от воздушной эмболии - прямого попадания воздуха в кровеносные сосуды во время операции «гистероскопия». У истца остались сын, 2008 г.р. и дочь, 2014 г.р., смерть жены и матери для них – невосполнимая утрата.

Полагая, что в смерти супруги виновны врачи, которые оказали некачественную медицинскую помощь, используя для проведения операции непредусмотренное для этого оборудование, Ц. просил суд взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда, материальный ущерб и расходы на погребение.

Представитель ГБУЗ «Пензенский городской родильный дом» иск не признал, пояснив, что при проведении операции «гистероскопия» возможность наступления летального исхода не исключается. По мнению представителя ответчика, пациентка скончалась не по вине врачей, а по причине непредвиденного осложнения при проведении указанной операции.

Октябрьский районный суд, рассмотрев иск, пришёл к выводу об отказе в его удовлетворении, так как в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие дефектов оказания медицинской помощи, которые находились бы в причинно-следственной связи со смертью пациентки. На решение суда первой инстанции истец подал апелляционную жалобу, а прокурор принёс представление. Судебная коллегия по гражданским делам, рассмотрев их доводы, вынесла новое решение. Суд первой инстанции, распределяя бремя доказывания, возложил на истца обязанность доказать ненадлежащее качество оказанных медицинских услуг. Однако установленная ст. 1064 Гражданского кодекса РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Между тем представителем родильного дома не было представлено достаточных доказательств отсутствия вины в наступлении смерти пациентки во время операции. К тому же экспертными заключениями, имеющимися в материалах дела, установлено, что к неблагоприятному исходу для больной привело проведение операции «гистероскопия» непредназначенным для этого аппаратом. По заключению экспертов, данный дефект оказания медицинской помощи состоит в причинно-следственной связи со смертью пациентки.

В этому же мнению пришла и судебная коллегия областного суда, которая вынесла решение о взыскании с ответчика в пользу каждого из двух детей истца ежемесячные платежи по случаю потери кормильца до достижения ими 18-летнего возраста, а в случае обучения в образовательных учреждениях по очной форме – не более чем до 23 лет, с последующей индексацией. Также ответчик обязан выплатить детям единовременный платёж по случаю потери кормильца, возместить Ц. понесенные им расходы на погребение и компенсацию морального вреда.

Решение вступило в законную силу 23 ноября 2017 г.