08 февраля 2019 года, 00:00  |  Пресс-служба

Пензенский областной суд пересмотрел решение Мокшанского районного суда от 23 ноября 2018 года, которым были удовлетворены требования ООО «П.» к С.В. о взыскании денежных средств по договору займа.

ООО «П.» обратилось в суд с исковым заявлением к С.В., в котором указало, что между обществом и его учредителем С.Р. заключён договор займа, согласно которому последний получил в долг 200 000 рублей. 29 марта 2018 года С.Р. скончался, в наследство вступила его мать – С.В., которая отказывается возвращать заем.

Организация просила суд взыскать эту сумму с ответчика.

В судебном заседании С.В. с иском не согласилась, пояснив, что её сын не брал у истца денежные средства в долг, эта сумма являлась дивидендами.

Суд первой инстанции, проанализировав материалы дела, установил, что договор займа между ООО «П.» и С.Р. был, действительно, подписан и отвечает всем требованиям, исследованные доказательства подтверждают получение денег. Доказательств возврата денежных средств в материалах дела нет, следовательно, обязательства С.Р. надлежащим образом не исполнил.

В соответствии со статьей 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества. В данном случае стоимость наследственного имущества превышает сумму займа, следовательно, районный суд признал требования истца о взыскании с ответчика долга в сумме 200 000 рублей подлежащими удовлетворению.

Не согласившись с решением, ответчик подал апелляционную жалобу. Судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда, рассмотрев её доводы, вынесла новое решение. В соответствии с п. 59 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", смерть должника не является обстоятельством, влекущим досрочное исполнение его обязательств наследниками. По условиям договора займа денежные средства передавались С.Р. на срок 120 месяцев. Наследник, являясь универсальным правоприемником заемщика, имеет те же права и несет те же обязанности по договору, что и заёмщик, включая срок возврата заемных денежных средств, который на момент вынесения решения не истек, требований о взыскании процентов истец не предъявлял. Суд апелляционной инстанции пришёл к выводу, что взыскание с наследника суммы долга по договору займа от 06.03.2018 года, выданного на 120 месяцев, противоречит условиям договора, и отменил решение районного суда. Ответчик должен вернуть деньги, но не досрочно, а в срок, указанный договором.

Решение вступило в законную силу 5 февраля 2019 года.